Варя и Содомский Бизнес (продолжение)

(Исповедь анальной проститутки)ГЛАВА 2.Итак, как я уже сказала, в конце концов я утомилась от работы проституткой. Я видела, как девушки, которые слишком долго занимались этим делом, быстро теряли форму и упускали клиентов. Я не хотела, чтобы это произошло со мной; работа на панели - нелегкое дело, даже если не злоупотребляешь выпивкой и не притрагиваешься к наркотикам. И мне удалось остаться в стороне от этих вещей. Но я любила секс, а если этим занимаешься слишком часто, как все проститутки, то есть опасность привыкнуть и охладеть к нему. Именно так случается со многими шлюхами, а я вовсе не хотела, чтобы это стало и моим случаем.

Поэтому я начала раздеваться за деньги, трясти своими упругими сиськами перед скучающими банкирами. Мои доходы снизились, но душевное спокойствие стоило того. Больше всего я получала от чаевых. Мужики давали мне купюры по 50 или по 100 долларов, или просовывали их под резинку трусиков. Я еще садилась к ним колени и продолжала танцевать там. Я садилась к мужику на колени лицом к лицу, пропустив его ноги между своими, и начинала как бы подмахивать по тарифу доллар в минуту. Некоторые танцовщицы не любят этого делать, но для меня, как для бывшей шлюхи, это ничего не значило. Я знала столько способов, как возбудить мужика, что вы собьетесь со счету!

Я работала в кабаке «топлес». Это когда можно показывать сиськи, но нельзя снимать трусы. Такое уж было правило у этого заведения.

Там были танцовщицы, которые просто не выносили мужчин, они только исполняли танец и уходили за кулисы. Однако, будучи проституткой, я научилась понимать мужчин и их желания. Поэтому я знала, как вести себя перед мужиками, во все глаза разглядывающими меня, делая вид, что я танцую именно для них, и очень дорожу их вниманием. К тому же, я всегда была по натуре бесстыдницей. Еще шлюхой я любила демонстрировать себя и возбуждать мужчин, пока их член не начинал болеть от своей твердости, чтобы наконец отсосать у них или отдаться им. Поэтому, при мысли, что мои движения на сцене могли вызвать стояк в брюках у какого-нибудь мужика, я и сама здорово возбуждалась, хотя я уже и не могла разгрузить его член, за исключением подмахивания у него на коленях. Мне довелось узнать, что многие и в самом деле спускали после моих движений у них на коленях. Я чувствовала, как дрожат от напряжения их кладки, а иногда я даже чувствовала их мокрые вафли сквозь ткань брюк. Это почему-то еще сильнее меня возбуждало, хотя другие девушки относились к этому с неприкрытым презрением.

Я исполняла свой номер в клубе в тот вечер неделю назад, когда, посмотрев в зал, я была поражена, увидев своего старшего брата Федьку, сидящего за столом и наблюдающего за моим раздеванием! Наши взгляды скрестились, и он немного смутился. Мне даже показалось, что он покраснел! Но он продолжал смотреть, а я продолжала раздеваться. Я не видела своего брата больше года. Федор ровно на десять лет старше меня. Ему недавно исполнилось 35 лет и я отправила ему поздравительную открытку на работу. Я отправила открытку именно на работу, а не домой, потому что Федькина жена, Маргарита, просто ненавидит меня и то, чем я занимаюсь. Она одна из тех директорских дочек, которые много о себе воображают, с крашенными под блондинку волосами и непременными бусами вокруг шеи. Меня аж тошнить начинает, стоит о ней только вспомнить! Маргарита узнала о моей профессии от своей подруги, которая нашла в кармане пиджака своего мужа бумажку с моим именем и номером телефона. От женатых мужчин, посещающих проституток, можно было ожидать большей осторожности.

Федя знал, что я занимаюсь проституцией, но он никогда не говорил об этом своей жене. Но когда эта сука все узнала, она потребовала от Федьки, чтобы он не имел со мной ничего общего. Наверное, эта коза держала в страхе моего братца, потому что после этого он перестал мне звонить. Мне было очень обидно, потому что мы всегда крепко дружили с братом. Я рассказала ему, что стала проституткой. Естественно, он был категорически против, но мы все равно оставались друзьями, и я могла положиться на него в трудную минуту. Пока не вмешалась его подлая жена, приказав ему прекратить общаться со мной.

Так что меня сильно удивило, что он пришел сюда и смотрел, как я танцую на сцене.

Я как-то позвонила ему на работу и сказала, что я бросила проституцию и теперь просто танцевала в стриптизе. Он был рад узнать об этом. Я сказала ему, что он может в любое время прийти в клуб, но я никогда не думала, что он в самом деле появится. И вот он был тут.

Закончив танцевать я вышла в зал, чтобы поговорить с ним. Он сказал мне, что приехал в Москву в командировку и снял номер в гостинице недалеко отсюда. Он сказал, что уже все свои задания по работе выполнил и решил повидаться со мной, прежде чем отправиться в гостиницу спать.

Мне предстояло еще один раз выступить, поэтому я предложила прийти к нему в гостиницу, после того как я закончу работу. Я знала, что у Маргариты случится приступ, если она узнает, что Федя приходил повидать меня в клуб, не говоря уже о том, что я пришла пообщаться с ним в его номер. Но он улыбнулся мне своей милой, родной улыбкой и сказал, что будет с нетерпением меня ждать в гостинице.

Когда я вошла к нему в номер, он выглядел как тот Федька, которого я всегда знала и любила. Он снял свой деловой костюм и одел джинсы и облегающую футболку. У Федора всегда были мощные мускулы, и я видела, что он и сейчас был в форме. Когда я еще ходила в школу, все мои одноклассницы сходили с ума по нему. С таким лицом и телом, кто устоит? Я и сама была к нему неравнодушна. И почувствовав, как у меня защемило сердце при виде него, я поняла, что девичья влюбленность все еще не прошла.

Он налил мне выпить и мы поговорили о том, о сем, делясь своими новостями.

- Боже, ведь Маргарита свихнется, если узнает, что я была тут у тебя, правда? - сказала я.

На его лице появилась кислая мина.

- Сказать по правде, меня уже больше не интересует, что эта сука может подумать, - холодно сказал он.

- Похоже, узы брака оказалась под угрозой, - сказала я, зная, что мой голос выдает мои надежды.

- Похоже, этих уз больше нет. Блин, вот уже больше года, как мы перестали трахаться, - признался он. - Хотя и в лучшие времена нас нельзя было назвать страстно любящей парой.

Я предвидела это. Я знала, что Федька женился на Маргарите не по любви, и даже не из-за увлечения. Ее отец занимал важный пост, и он женился только по этой причине. Я всегда это знала, и Федька однажды сам мне в этом признался, сказав, что не я одна торговала собой в нашей семье. Он сам чувствовал себя проституткой, женившись на этой властной сучке.

- Давай забудем на время о Маргарите, ладно? - сказала я, передавая брату его стакан. Мой брат был меланхоликом, и я не хотела, чтобы у него испортилось настроение из-за того, что я начала говорить о его жене и его провалившейся семейной жизни.

Поэтому я решила поменять тему разговора.

- Так что ты думаешь, братишка? Тебе понравилось, как я там выступала? - спросила я. - Как я танцевала?

Он мило улыбнулся.

- А ты сама как думаешь? - спросил он.

- Я думаю, что у меня неплохо получилось, - сказала я.

- Ты была прелестна, Варвара, - сказал он.

- Варя, почему ты не зовешь меня Варей? Я ненавижу Варвару, - напомнила я ему.

- Варя, ты выглядела так аппетитно, танцуя на сцене, что у меня встал член. А ведь я твой родной брат, черт возьми, - сказал он мне прямо в глаза.

Мог ли он догадаться, насколько я была возбуждена, услышав от него эти слова?

- Похоже, твой член не часто имеет возможность вставать в домашней обстановке, - поддразнила я его.

- Истинная правда, - грустно произнес он.

Я ведь сказала себе, что не буду говорить о его жене, и вот я опять начинала все сначала.

Мне было жалко его и в то же самое время я почувствовала странное возбуждение. Я знала, что он мой брат, а с родственниками надо держать свои сексуальные позывы под контролем, но все это было сильнее меня. Мы с ним находились оба в гостинице, недалеко от центра Москвы. Всего час назад он видел, как я трясу своими сиськами при нем и всем остальном честном народе. Я знала, что это возбудило его не меньше, чем это возбудило меня. Более того, когда я увидела его в зале, у меня появилось чувство, что я танцую исключительно для него. И я знала, что мое выступление стало еще сексуальнее из-за этого, если судить по свистам и выкрикам из зала.

- Ты знаешь, Федя, нам менеджер не разрешает все снимать, то есть полностью раздеваться в клубе, - сказала я, глядя ему прямо в глаза.

- Но сейчас, когда мы здесь только вдвоем, я могу для тебя полностью раздеться. Мне не надо будет подчиняться чьим-то указаниям.

Было ясно как божий день, что я стараюсь его соблазнить, и он посмотрел на меня глазами, в которых неожиданно вспыхнуло желание. Я тут же поняла, что мы оба только что пересекли невидимую границу.

0- Так тебе хочется этого? - проворковала я. - Хочется, чтобы я все тебе показала сейчас?

- Очень хочется, Варя, - глухо ответил он.

- Тогда может включишь радио и найдешь классную музыку? - предложила я.

Он нашел волну, по которой крутили старые медляки.

Мне не просто хотелось интима с моим братом. Мне хотелось быть развратной и грязной с ним. До меня дошли слухи, что он поделился как-то со своим другом, что ему было приятно иметь сестру, которая дает клиентам или снимает одежду в стриптиз клубах. Он признался, что у него даже вставал член, когда он представлял меня в роли проститутки или стриптизерши. Он понимал, что это было странно. В качестве брата, он должен был быть возмущен этим, и должен был меня защищать. Но он сказал своему приятелю, что просто не мог избавиться от образа своей сестры, принимающей клиента. Это было сильнее его, говорил он.

Поэтому я решила сыграть для него именно в таком образе и может быть увидеть его вставший член!

- Я хочу показать все тебе, как настоящая проститутка, Федя. Я хочу возбудить тебя! - сказала я, похотливо снимая с себя одежду, продлевая паузы, пока я не осталась в одних трусиках, имеющих только шнурок сзади. Я встала прямо над ним, сексуально раскачиваясь. Затем я нахально наклонилась и буквально провела по его лицу своими сиськами, погладив его по щекам своими большими, отвердевшими сосками.

След. страница -2-