Жестокие игры (часть VII)

1С годами мы с Ларисой все меньше и меньше развлекались друг с другом садомазохистскими способами, и все больше стремились разнообразить ощущения с помощью проверенных партнеров и партнерш из нашего клуба. Но на четвертом десятке лет давно пора было задуматься о детях. Лариса давно хотела забеременеть, но появление ребенка в семье автоматически ставило крест на наших скромных семейных и нескромных клубных оргиях, как с другими партнерами, так и друг с другом. К тому же мне бы пришлось воздерживаться от секса с Ларисой в течение как минимум пяти месяцев, что для меня было бы непосильным испытанием.

На семейном совете Лариса предложила вполне разумный вариант. За хорошую плату можно было бы нанять на период ее беременности двух молодых, красивых и закомплексованных девушек

- Одна девушка будет удовлетворять тебя в сексуальном смысле, - рассуждала Лариса, уютно свернувшись калачиком в моих объятиях, отдыхая после бурной любовной схватки, - а вторая - во всех остальных. Поисками девушек я займусь сама. Хочу сделать тебе сюрприз. А вот проверять их будешь ты сам. Не хочу навязывать тебе своего мнения. Скажи только свои основные требования. Я хочу, чтобы ты жил полноценной половой жизнью, пока я буду носить твоего ребенка.

Я, разумеется, не возражал, хотя столь открытое предложение было для меня неожиданным. Поразмышляв, я выдвинул основные требования для своей будущей рабыни - белую кожу, длинные волосы, громкий приятный голос и стройную спортивную фигуру. Для любовницы требований было больше - экзотическая внешность, пышные формы, но никакого силикона, стройность и изящество тела, раскованность и желание экспериментировать, а также в силу моих особых пристрастий - узость и неразработанность верхней дырочки.

Лариса избавилась от внутриматочной спирали, и тест на беременность очень быстро дал положительный результат. Осознание факта своего материнства прибавило Ларисе еще больше энергии, она с энтузиазмом взялась за дело, и вскоре пригласила меня в ночной клуб, где для нас уже был накрыт столик.

- Посмотри внимательнее на самую ближнюю к тебе стриптизершу, - шепнула она мне спустя некоторое время.

Я и без того уже давно смотрел на молодую девушку, эротично вытанцовывавшую вокруг шеста. Это была высокая длинноногая шатенка с классическими пропорциями супермодели и смазливым, немного кукольным личиком. Ее узенький лифчик не скрывал, а скорее подчеркивал спрятанное под ним богатство. Явственно просматривались крупные круглые соски, слегка оттопыривавшие ткань. В ярком цвете разноцветных прожекторов тело девушки отливало всеми цветами радуги, но мне показалось, что ее гладкая кожа имеет смуглый оттенок.

- Она из Казахстана, я узнавала, - словно подслушала мои мысли Лариса. - Но на своих соотечественниц похожа только цветом кожи. Я знаю, ты хочешь нечто более экзотичное. Здесь есть еще очаровательная мулаточка, которая тоже не против интима на несколько месяцев. Но она сказала - никакой порки!

- Хорошо, подождем ее выход, - ответил я, потягивая мартини. Дитя казахских степей тоже была очень даже ничего, двигалась она свободно и раскованно и без малейших усилий садилась на шпагат.

Выход мулаточки, названной ведущим Саванной, был весьма эффектен: ее вынесли два мускулистых негра с блестящей от масла кожей, одетые лишь в набедренные повязки, чем вызвали живейший интерес у женской половины посетителей. Саванне было не более двадцати лет, но ее роскошные полные и упругие груди поражали воображение. Я почувствовал, что безумно хочу ее, еще до того, как она начала свой танец под знойные африканские ритмы. Постепенно она освобождалась от своего длинного, облегающего каждый изгиб тела, платья, и зал просто застонал, увидев, как ее груди плотно упакованы в снежно-белые чашечки лифчика, ослепительно выделяющиеся на ее гладкой кофейной коже.

- Она хочет пятьсот долларов в неделю, - прошептала Лариса, следя за моим жадным взглядом.

- Надо бы проверить, на что она способна, - ответил я, наблюдая, как Саванна очень эротично прогибается в мостике.

- Поверь мне, у нее отличные рекомендации, - сказала Лариса, положив свою руку на мою. - И что самое главное - она отвечает всем твоим требованиям и уже дала согласие. Деньги и чтобы не пороли и не издевались - вот и все условия.

Дождавшись, пока Саванна закончит свое горячее выступление и продемонстрирует всем свои умопомрачительные формы, мы с Ларисой прошли в ее гримерную. Девушка в одном лифчике и трусиках сидела перед зеркалом и расчесывала свою роскошную иссиня-черную гриву. Лариса представила нас друг другу, и я почувствовал оценивающий взгляд, когда она выпрямилась и протянула мне свою тонкую изящную ручку. Я понравился девушке, я всегда безошибочно чувствовал симпатию со стороны противоположного пола. Значит, она будет работать не только ради денег, но и ради удовольствия, что немаловажно.

- Меня зовут Тиффани, - проворковала она и поцеловала меня в губы. - Саванной меня зовут только здесь.

Поцелуй пах духами и немного - зубной пастой. Она не торопилась отстраняться от моих губ, слегка обхватив их своими полными мягкими губками, и я позволил себе приобнять ее за обнаженную талию, оценив крепость натренированных мышц и упругость кожи.

- Думаю, сегодня вечером я смогу вас навестить для более предметного разговора, - сказала Тиффани-Саванна и шевельнулась в моих объятиях. Я неохотно ее отпустил.

- Приходи к восьми часам, - ответил я и взял Ларису под руку.

К приходу Тиффани мы подготовились, приготовив романтический ужин со свечами. Лариса пообещала оставить нас наедине и выполнила свое обещание, спрятавшись в нашей кладовке, где с недавних пор был оборудован наблюдательный пункт с компьютером и пультом дистанционного управления камерами, замаскированными по всему дому. В спальне их было три, и они снимали нашу кровать с самых выгодных ракурсов.

Тиффани пришла вовремя. Она одела довольно откровенное черное платье, под которым, судя по всему, ничего не было. Заранее разработанный мной и Ларисой сценарий романтического свидания воплотился на славу - легкий ужин, вино, танцы, неторопливый разговор, тихая музыка. Но вот пришло время для самого главного. Увлекаемая за руку, она переместилась вслед за мной в спальню. Наша роскошная кровать уже была приготовлена для дальнейшего развития событий. Тиффани мягко толкнула меня на нее, я присел на край, но ту же привлек ее к себе за ягодицы, уткнувшись носом в ее пахнущие духами полные упругие бедра, туго обтянутые прозрачными чулками телесного цвета. Девушка покорно позволила себя раздеть, после чего проделала то же самое со мной. Ее глаза заметно округлились, когда она увидела мой готовый к бою двадцатипятисантиметровый член - без сомнения, она думала, что Лариса преувеличивала.

Мягко высвободившись из теплых нежный объятий девушки, вытянувшейся на мне и сладко целовавшей меня в губы, я, не прерывая поцелуя, поменял наше положение, так что она оказалась снизу. Она слегка подвигалась, устраиваясь поудобнее, и совершенно очаровательным в своей естественности движением приподняла мне навстречу низ живота и бедра. Заведя под ее очаровательную попку свои ладони и слегка сжав упругую кожу, я отыскал своим колом вход в ее ворота наслаждения и стал медленно опускаться, нанизывая Тиффани на него. Девушка глубоко вздохнула, привыкая к моему грозному калибру, ее очаровательные мягкие пальчики нежно скользнули по моей спине, исследуя все мышцы, попадавшиеся на пути. Не выдержав, на глубине примерно пятнадцатая сантиметров я начал совершать вращательно-колебательные движения, и Тиффани тихонько застонала от неподдельного удовольствия, смешанного с болью. Я немного подался назад, но ее коготки тут же впились мне в талию, заставляя продолжить начатое. Тогда я, прервав поцелуй и наблюдая за ее реакцией, медленно и плавно ввел свой гигант на полную длину, ощущая растущее обволакивающее сопротивление стенок ее влагалища и все усиливающееся давление отодвигаемой куда-то в глубину тела матки. Я занял весь возможный объем у нее внутри. Тиффани посмотрела на меня, и в ее глазах я не увидел ничего, кроме непроницаемой пелены страсти. Притянув к себе ее ягодицы, я вдавился в ее ослепляющее совершенством своих форм тело еще глубже и задвигался в неуклонно убыстряющемся темпе. Глаза девушки закатились, ногти впились в мою спину с неожиданной силой, заставив меня вздрогнуть от боли. Уже плохо контролируя себя, с животным рычанием я перехватил ее руки и прижал к простыне. Теперь ничто мне не мешало, и я продолжил наше первое совокупление, больше похожее на звериную страсть. Тиффани сладко стонала, подкатывая глаза и ухитряясь подмахивать мне. Долго так не могло продолжаться, и я, последним резким рывком пронзив ее до предела, взорвался в невероятном экстазе, сладостно спуская в глубины ее тела мощными и длинными залпами. Я не знал, сколько это продолжалось, прежде чем я не застыл на ее теле, испытывая огромное облегчение. Тиффани тяжело дышала подо мной, ее прекрасные черные волосы разметались по белоснежным простыням, а в глубокой ложбинке между грудями выступили капельки пота, почти незаметные на шоколадной коже.

Кажется, под действием вина и столь бурного секса я задремал. В чувство меня провели нежные поцелуи, рассыпавшиеся по всему телу. Тиффани, перевернув меня на спину, нежно ласкала язычком мою кожу, время от времени нежно целуя особо понравившиеся ей места. В ее взгляде и действиях читалась неподдельная страсть. Постепенно она опускалась все ниже и ниже, пока перед ее глазами не возник мой член, готовый продолжить наше увлекательное занятие. Тогда она упаковала его между своими полными мягкими грудями, а высовывавшуюся наружу головку смачно засосала в рот, так что ее мягкие щечки втянулись внутрь. Я чуть не взвыл от мгновенного острого наслаждения, когда Тиффани стала ласкать мой член своими грудями, руками и ртом одновременно. Ее ротик в совершенстве владел искусством минета, и скоро все мое тело ощущало себя лишь внизу живота, где разгорелся нешуточный сексуальный пожар. Тиффани, в отличие от Ларисы, использовала не только язычок и губы, но и позволяла моему инструменту проникать в ее горло больше чем наполовину, то упираясь ей в нёбо, то проскальзывая дальше. Время от времени она извлекала обильно смоченный ее слюной член наружу, для того, чтобы эффектно облизать его и покрыть поцелуями сверху донизу, и снова проглотить до предела напряженную плоть. Затем, покрывая своими горячими ласками мою набухшую головку и пуская в ход пошли уже не только губы и язык, но и легкие прикосновения зубов и ноготков, она заставила меня извиваться на кровати и оглашать воздух хрипами и стонами. А потом произошло невероятное: она ввела мой член полностью себе в горло и задвигалась на нем вверх-вниз с немыслимой скоростью, ухитряясь каждый раз мягко сжимать его на полпути губами и языком. Мое тело выгнулось дугой, в голове словно произошел взрыв, и несколькими обильными залпами я заполнил весь ее ротик горячей спермой. Тиффани даже не подавилась, сумев проглотить все, что из меня вышло, и потом еще долго и умиротворенно ласкала мой постепенно успокаивающийся член своим неутомимым длинным и широким язычком.

След. страница -2-