Счастье гоблина

- Нет, я тебе не дам спать. Просыпайся сейчас же, - она стянула с меня одеяло. В утренних лучах ее голова в бигудях, как в змеиных яйцах, - где ты шлялся?

- Мама, я уже не мальчик, - я попытался натянуть назад одеяло. Ни дать, ни взять - бытовая горгона со спящими змеями на голове.

- А это что такое? - она так завопила, как будто увидела себя в зеркале моими глазами.

- Где? - я, наконец, проснулся окончательно.

- У тебя на спине. Кто это тебя так обсосал?

- Что? А? Это моя любимая. Ты меня испугала. Не надо, прошу тебя, с раннего утра ужасы...

- Что? Это та, которую ты называл приличной девочкой? Это она?

- Нет. Другая.

- Какая другая? Кто она? У нее что, рот, как медицинские банки?

- Мама, это наше личное дело. Интимное! - растянул я с ударением.

- Ты давно вылечил трихомоноз? Хочешь еще сифилис подцепить?

- Перестань. Ты мне надоела.

От растерянности и обиды у нее дребезжали голосовые связки. Сейчас будет плакать.

- Извини. Я грубиян. Я больше не буду, - я поднялся и поцеловал ее в щеку.

- Иди умывайся и чисть зубы. Папа уже завтрак приготовил.

- Слушаюсь и повинуюсь. Прости меня мамочка, я - подлец.

- И подлиза.

* * *

Я пошел в ванную и включил душ. О, черт, опять столбняк. Некстати. Я закрыл дверь ванной изнутри. Посмотрел на себя в зеркало. Провел по щетине. Надо бриться. Огромный засос на груди - медаль за победу в сексуальной революции... Какая вчера была ночь... Мой дуралей жаждет повторения больше, чем я сам. Я повернулся спиной к зеркалу. Да, там было чему испугаться. А она? Остался ли на ней клочок чистого тела? Только к пяткам я не добрался...

Я присел на край ванной и закрыл глаза. Как я ее хочу! С первого взгляда меня не покидало ощущение, что я ее знаю. Только не могу вспомнить, откуда.

И я и она оказались на пикнике случайно. Наши общие друзья устроили вылазку на природу. Меня подобрали в баре, возле которого затаривались водкой. Ее на шоссе. Она тормозила тачку. Хрупкая, даже плоская фигурка. Но в ней жил какой-то шарм. Она закидывала голову, убирая длинную, пшеничную прядь с глаз. Прямые и естественные волосы. Вообще без косметики. Родинки светло-коричневые на шее и возле ушей. Мне почему-то показалось, что она пахнет яблоками. Теми, которые зеленые с белыми веснушками... Забыл, как называются. Такие же прозрачные, как ее кожа.

Девушку звали Алиса.

Мы шли домой молча. Я отстал на шаг. Она вскинула голову. Белая длинная шея. Через плечо покосилась на меня. Осанка прямая, легкая походка. Откуда же я ее знаю?

- Тебя провести? - спросил я.

- Да нет, не стоит. Встретимся в баре, - она сказала это очень просто. Как будто мы были знакомы вечность.

- Я бы хотел с тобой поговорить.

Она не спросила "о чем", улыбнулась:

- До встречи, - ее голос не резал летние сумерки - прошуршал в унисон свежему ветру. Домой я не пошел. Направился сразу в бар.

Она появилась ближе к полуночи. Оделась, как гимназистка. Темное платье с кружевным воротничком и кучей мелких пуговиц на спине. Тонкие лодыжки обтягивали дорогие колготки. Маникюр без лака. Волосы убраны в пучок. Накрашены только губы. Неярко. Все неярко и неброско. Создавалось впечатление, что она прячется. Я пытался уловить запах ее духов, когда она подошла к стойке бара. Веяло пронзительной свежестью, но не мылом и не духами - осенним утром.

- Что ты будешь пить? - спросил я ее.

- Водку с колой. Два к одному, - уточнила она бармену, - хочу русскую музыку.

- Ты будешь танцевать?

- А то как же, - она не спеша, но не отрываясь от бокала, высосала через трубочку свой коктейль, - мне еще одну дозу.

- Алиса, ты уже в кондиции? - окликнул ее хлюпик в драных джинсах, - сольемся в экстазе танго?

- О, давно не виделись. Конечно, - она протянула ему руку и они двинулись вглубь зала. Танцевали они не танго, а нечто среднее между классическим фокстротом и хиппишным "танцуй, как танцует душа". Вел слюнявчик ее довольно уверенно. О ней и говорить нечего - бабочка - луна - она самая. Танцы - ее родная стихия. Хлюпик поднял и закружил ее. Задралась юбка, и что я увидел? Она в чулках. У меня опять сперло дыхание. Скромница! Я не стал дожидаться конца танца. Подошел к ним и схватил ее за руку:

- Я хочу с тобой поговорить.

Мы вышли в вестибюль. Ее близость сводила меня с ума. Я сжал Алису, как спазм мое сердце - беспощадно. Как жаждущий путник в пустыне пьет воду - пил ее сдержанное дыхание. Она обвила свои крылатые руки вокруг моей шеи. Тонкая, гибкая - я мог ее держать в двойном кольце. Она привстала на цыпочки. Это безумие! Язык горько-сладкий, как вишневые косточки. И это помню. Откуда? Я пьяное чудовище - стукнул ее головой о стену. Она даже этого не заметила - только теснее прижалась к моему животу своими ребрами. Я на секунду опомнился. Оглянулся. Бар находился в кинотеатре. Сейчас зрительный зал пустой. Сторожихи в стеклянной будке вестибюля не видно.

- Идем, - мы незаметно проникли в пустой зал. Я сел на кресло в последнем ряду и усадил ее спиной к себе. Руки не слушались. Я не мог совладать с мелкими пуговицами. В остервенении дернул ворот ее платья с двух сторон. Пуговицы рассыпались и гулко покатились к нижним рядам. Я не ошибся - она пахнет зелеными яблоками. Я обсасывал ей шею, лопатки, руки и подмышки, как голодный пес молочные косточки. Она глубоко, беззвучно дышала. Я задрал ее платье. Чулочки держались на поясе. Ее "киска" спряталась под кружевными трусиками.

- Расстегни мне штаны, - хрипло приказал я ей, - не поворачивайся. Сиди так, - пока я искал ее клитор, она безуспешно пыталась расстегнуть мне пуговицы на джинсах. Я добрался до ее сокровища и, наконец, услышал ее тихий стон. Сам я был в плену проклятых штанов.

- Встань, - не убирая правую руку, я подтолкнул ее, левой быстро расстегнул ремень и пуговицы. Мой мальчик получил долгожданную свободу. Сейчас ты получишь ее, эту гимназисточку в белье проститутки.

Но в это время открылась дверь в зал.

- Есть тут кто? - заскрипел старушечий голос. Полоса света стегнула кнутом.

- Тихо. Не волнуйся, - прошептал я Алисе.

- Сейчас свет включу, - пригрозила старушка.

- Не надо, бабуля. Мы выходим, - с нескрываемой иронией громко покаялся я. Видимо, она привыкла к таким парочкам.

- Быстро. Я ждать не буду.

Мы наспех поправляли одежду. Когда выходили в вестибюль я, обнимая Алису, придерживал ее платье на худеньких плечиках. Она опустила голову.

- Бабуля, мы только целовались, - мне хотелось оправдать ее, растрепанную гимназисточку в двадцатидолларовых чулках.

- Знаю, знаю. Лето на улице. Парка что-ли, нет? - беззлобно ворчала старуха.

- Спасибо за совет, - я подтолкнул Алису вперед, чтобы старуха и остальные зеваки не заметили разорванного сзади платья. На улице я поднял ее на руки. Алиса засмеялась, как голубка. Грудное низкое воркование. Или ворона? Без разницы.

- Я тебя знаю. И не помню, откуда. Мы могли встречаться раньше?

- Нет. Я бы тебя запомнила. Поцелуй меня.

- Сейчас. Я не только целовать тебя буду. Ты даже не представляешь, что я с тобой сделаю. В парк не пойдем. Я возьму машину, и поедем за город. Идем, гараж недалеко.

Но из гаража мы не выехали. Как только я сел за руль, Алиса набросилась на меня сзади со своими сосущими поцелуями. Она лишила меня всяческой мужской инициативы. И откуда в этом худосочном тельце столько силы и страсти? Алиса меня возбуждала и страшила. Она присасывалась, действительно, как пиявка...

(продолжение следует)