Осенний ветер

Был обычный вечер, какие часто бывают в конце сентября теплые и свежие, наполненные морским воздухом, хранящим в себе силу бушующего океана. Мион любил эти вечера, он приезжал в Петродворец спускался в нижний парк и долго бродил меж потухших фонтанов. Ветер уже разносил по аллеям первые ало-янтарные листья, и они собирались в фонтанных чашах, словно застывшая вода, наполненная солнечным блеском лета. Солнце уже коснулось верхушек деревьев, но, даже теперь закрыв веки, можно было почувствовать как свет, рвется к глазам стремясь напоить их теплом и нежностью. Поднявшись на Петровский вал, Мион подошел к мраморным перилам, соленый воздух излечивающий от всех сомнений коснулся лица, ветер ждал восхваления, и Мион стал читать ему свои стихи про осенний ветер и волны, белую пену и облака и про любовь способную объединить их всех в одном сердце.

- Хорошие стихи, - сказал кто-то за спиной Миона.

Мион вздрогнул и обернулся. Перед ним стоя парень лет двадцати пяти. Загорелый, широкоплечий с короткой стрижкой и ослепительной улыбкой, он был похож на человека из снов. Человека с множеством лиц который снится каждому, хотя бы однажды и с которым хочется остаться навсегда.

- Спасибо, ответы Мион, хотя я редко читаю стихи для публики. Меня зовут Мион, а тебя?

- Меня Роман, - ответил парень и протянул руку. Рука Миона утонула в огромной ладони Романа, и Мион испугался, что сейчас она будет раздроблена на мелкие кусочки, но этого не случилось, Роман отпустил ее и улыбнулся. Военный, - понял Мион, оглядывая фигуру своего нового знаком го.

- Может сходим на пирс? - предложил парень.

- С удовольствием, - ответил Мион, в голосе Романа Мион безошибочно уловил нотки волнения, и они успокоили его, ему нечего бояться этого парня.

И они пошли к пирсу, что-то рассказывая друг - другу, большая широкая фигура, и стройный силуэт исчезли в вечерней дымке. Они были разные, Мион любил музыку и стихи, а Роман спорт и оружие, Миону нравились вечера и ночь, а Роман любил солнечный свет. Их нечто не связывало, но их дисгармония, как внешняя, так и внутренняя, была, пожалуй, единственной гармонией во вселенной.

Они гуляли весь вечер, сначала по парку, потом по городу, маленькому и уютному, и по-европейски спокойному. Иногда они заходили в кафе, и пили горячий кофе с пирожными, и вновь гуляли по пустынным улицам еще хранившим дневное тепло.

- Может зайдем ко мне - предложил Роман.

- Охотно, а ты здесь живешь?

- Нет, снимаю квартиру, летом тут очень хорошо.

Квартиру Роман снимал в старом двухэтажном доме, слегка похожем на замок, с небольшими окнами и башенками по углам. Словно принц из сказки, - подумал Мион.

Небольшая, но очень уютная квартира, со старой мебелью, тяжелыми портьерами на окнах и горящим камином в гостиной была словно перенесена сюда из прошлого и напоминала скорее музей, чем обычное жилье.

Роман налил два бокала вина, и они выпили за встречу. Мион подошел к камину и стал смотреть на огонь, пламя искало выхода, боролось и бушевало. Сзади подошел Роман и обнял его за плечи, Мион повернулся, обнял его и поцеловал. Роман снял свитер, и Миону на миг показалось, что перед ним стоит молодой Геракл, прекрасный могучий.

Тело Романа было совершенных пропорций, что не часто встретишь, его мышцы были рельефными, но не бросались в глаза, и кожа, покрытая загаром, отливала бронзовым светом. Мион снял футболку подошел Роману, взяв его за руку, положил на постель.

Сначала он просто гладил его, проводил по груди и животу, потом стал целовать в шею, постепенно опускаясь, все ниже и ниже. Лаская грудь, мион нежно кончиком языка пощекотал соски, Роман застонал, а Мион продолжал ласкать своего бога. Целуя, его живот он почти дошел, до заветно цели и слегка замедлил темп, Роман напрягся, ожидая последний поцелуй, но его не последовало. Вместо этого Мион, кончиком языка провел вверх по животу и груди романа, Роман со стоном выгнулся и опустился без сил, а Мион повторил это снова, и снова, пока романа не прошептал:

- Я сейчас сойду с ума.

Тогда Мион опустился вниз и нежно поглотил Романа, он целовал, ласкал и щекотал его достоинство, Роман извивался от удовольствия все быстрее пока, наконец, не замер и из его могучей груди вырвался стон несравнимого нищем удовольствия.

Роман приподнялся, и Мион вошел в него, он двигался нежно и аккуратно, одновременно целая накаченные плечи, его волосы нежно щекотали Роману спину. Мион стал двигаться быстрее и замер наполненный счастьем.

- Я люблю тебя,- прошептал Роман.

Мион ничего не ответила только обнял Романа и уснул в его объятьях. Он знал, почему ему так хорошо, это был покой, рядом с этим большим парнем ему нечего бояться.

Рано утром Мион встал сходил в душ, оделся, выпил кофе и еще раз взглянул на спящего геркулеса. Он спал, и его могучая грудь равномерно вздымалась, рука лежала там, где еще недавно спал Мион.

Свежесть утра на побережье ничем не сравнимое ощущение, Мион подошел на остановку и сел в желтый двух этажный автобус.

-До Питера, - ответил он на немой вопрос водителя, и тот протянул ему билет. Автобус тронулся и исчез в утреннем тумане. Почему он уезжал, он мог только догадываться, наверно потому, что слишком устал разочаровываться в идеалах, которые сам себе создавал.