Дважды два

В тот вечер мы оказались у меня дома сильно навеселе. Нас было трое: я, моя лучшая подруга Маша и Макс, мой школьный товарищ и по совместительству Машин любовник. У каждого была своя причина напиться. Парень по имени Жан, с которым я встречалась последние полгода, утром должен был улетать к себе во Францию и остался у себя собирать чемоданы. Он умолял провести эту последнюю ночь с ним и проводить его в аэропорт, но я решила больше его не видеть, потому что во Францию он уезжал на неопределенный срок, возможно навсегда, и я пыталась избежать лишних соплей. После сухого расставания захотелось напиться вечером в компании близких людей. Маша в этот день поссорилась с мужем и попросилась ко мне ночевать, Макс приехал ее "утешать", мы пересеклись в ближайшем баре, излили друг другу душу, после чего каким-то образом оказались у меня.

Не смотря на то, что квартира у меня однокомнатная, Макс с Машей и раньше оставались у меня ночевать на узеньком раскладном кресле. Никогда не видела в этом никакого напряга: это все-таки мои друзья, к тому же когда я напиваюсь, то сплю как убитая, ничего не слышу, ничего не вижу, ничего никому не скажу.

На этот раз мне стало неудобно укладывать их на маленьком кресле, когда сама сплю на огромной хозяйской кровати, и я абсолютно без задних мыслей предложила им лечь со мной и не мучиться в тесноте. А чтобы дать им насладиться друг другом, я надолго ушла в ванную и пробыла там более часа.

Конечно, я покривлю душой, если скажу, что сама обстановка не располагала к блудливым мыслям. Я была пьяна, разнежена ласковой водой, в комнате за стенкой мои лучшие друзья занимались любовью - я искренне радовалась за них, когда слышала поскрипывания кровати и несдержанные стоны. Я начала разглядывать свое загорелое тело, которое в воде казалось еще красивее. Мои руки сами собой принялись поглаживать бедра и живот, потом они оказались на груди, соски набрякли от круговых движений и пощипывание. Во мне начало зарождаться чувство любви к самой себе, и тогда правая рука опустилась ниже к свежевыбритой киске. Указательный и безымянный палец раздвинули ее гладкие подпухшие губы, а средний начал водить вверх-вниз от клитора до основания моей щелки, и обратно, изредка приостанавливаясь на клиторе, чтобы поласкать его еще ласковыми круговыми движениями. Меня наполняло удовольствие, звук воды действовал возбуждающе, и я решила усилить ощущения с помощью сильной горячей струи из крана. Я спустила воду в ванной, легла спиной на ее дно, раздвинула ноги и направила струю себе между ног. Струя с готовностью ударила прямо в цель. А-а-а! Как это приятно! Вода ласкает клитор лучше любого, даже самого умелого языка - нежно и интенсивно одновременно. Я начинаю помогать ей, двигать бедрами вперед-назад и из стороны в сторону, руками стимулируя грудь, но мне мало и этого. Мои глаза натыкаются на роликовый дезодорант "нивея", который стоит на полочке рядом с зеркальцем и принадлежностями для ванны. Меня привлекает его форма, напоминающая фаллос, его приличный размер, округлый конец и кольцеобразный выступ посередине - там, где крышка переходит во флакон. Превосходный фаллоимитатор! Я беру его, подношу к своему рту, смазываю слюной и, не более трех секунд задержавшись у входа, аккуратно вгоняю его внутрь себя. При этом вода из-под крана не перестает стимулировать мой клитор. Моя киска вся трепещет и вибрирует, она словно борется с фаллоимитатором, который входит в нее все глубже и глубже. Я хочу видеть это со стороны, чтобы кончить по-настоящему! Я беру с полки небольшое круглое зеркальце и устанавливаю его на раковину под таким углом, чтобы видеть, как моя киска отчаянно борется с искусственным монстром, как она принимает его в себя и выталкивает, изнывая от желания, истекая влагой. Я вижу, как в гладких складках между ног бьется струя воды, а фаллоимитатор почти весь погрузился в меня. Чтобы двигать его, моим рукам уже не надо его обхватывать, а достаточно только одним пальцем подталкивать его вовнутрь, нажимая на дно флакончика, которое только и видно из моего лона. Меня так заводит то, что я поглотила весь фаллоимитатор, загнала его весь в себя, что я из последних сил сжимаю влагалище, которому даже больно от такого напора, и: кончаю. Оргазм короток, но прекрасен, я вижу в зеркале свою натруженную раскрасневшуюся, освобожденную от неживого монстра киску и улыбаюсь ей:

Когда я вышла из ванной, предварительно смазав себя кокосовым молочком для тела, мои дорогие Маша и Макс уже мирно спали у стенки, так и не дождавшись меня, чтобы сказать "спокойной ночи". Я легла и, прежде чем уснуть, с грустью подумала о Жане, с которым, вероятно, уже больше никогда не увижусь. И который умел выделывать своими длинными французскими пальчиками такие вещи, которые не под силу ни языку, ни даже фаллосу.

Я проснулась ночью от стонов Маши. Открыв глаза, я увидела рядом с собой маленькое худощавое пышногрудое Машино тело с расставленными ногами, между которых двигался Макс. Макс лежал на Маше немного на боку, противоположном от меня, так, что я прекрасно видела, как его огромный член пронзает мою подругу. Макс делал это по-особому, медленно, задерживаясь на входе, чем довел бедную девочку до исступления. Эта сцена меня очень возбудила, я вдруг поняла, что уже не воспринимаю два этих существа только лишь как друзей, более того, я заметила, что мое присутствие, особенно после пробуждения, возбуждает их не меньше, чем меня. Я потрогала свою киску, она была мокренькой и покорно приняла мои пальчики, которые двигались ровно в такт с фаллосом Макса. Маша подняла свою руку, задрала мою сорочку и дотронулась до моего соска, Макс усилил фрикции, и подруга кончила, глядя мне прямо в глаза. На меня это произвело такое впечатление, что я чуть было не закричала вместе с ней. В этот момент Макс тоже застонал, достал свои член и спустил Маше на живот. Первый раунд был окончен, но только не для меня. Мои соски торчали, мой клитор набух и внутри меня возникли такие желания, которые никогда раньше не приходили мне в голову. При этом мы до сих пор не сказали друг другу ни слова.

Макс пошел принять душ, а Маша осталась смотреть как я мастурбирую, не могла оторваться. Потом она наконец сказала: "Я хочу тебя. Очень давно хочу" и ее голова оказалась у меня между ног. Сначала она ласкала кончиком языка мои клитор, потом принялась облизывать всю окружность моего лона и, наконец, засунула в мою пещерку свой язычок. Он оказался на удивление длинным, Маша буквально насаживала меня на него, изредка приподнимаясь до клитора. Я почувствовала, что именно этого всегда хотела - женского язычка внутри себя. К этому времени Макс уже стоял рядом и дрочил об мою грудь. Я взяла его член рукой, а головку положила себе в рот, и принялась двигать руку навстречу рту и обратно. При этом мой язык совершал круговые движения вокруг его головки. Потом я отпустила руку и прошлась языком снизу до основания члена, а его головка оказалась у меня за щекой, Макс застонал, я повторила ласки. А Маша продолжала меня неистово лизать.

Моя киска была готова принять что-нибудь более внушительное, нежели язычок подружки. Я сказала: "Макс, иди сюда". Маша отодвинулась, а Макс дотронулся своей головкой до моего клитора и застыл у входа в пещерку. "Макс, пожалуйста", - простонала я, и он вошел в меня, но не весь, а только одной головкой, и тут же вышел. "Пожалуйста!" - вскрикнула я. Он снова начал погружаться в меня, но опять не весь, а как бы по ступенькам: сначала головка, и обратно, потом до середины члена - обратно, потом весь член - обратно, потом опять до середины: и вновь только головка... От такого странного секса я начала кричать. Но Маша села мне на лицо, я почувствовала вкус ее маленькой киски и принялась ее лизать, загонять в нее свой язык. Макс начал ускоряться, Маша неистово терлась об мое лицо, я перестала что-либо соображать, влага переполнила меня, что-то там, под клитором задергалось и разразилось фонтаном эмоций. На сей раз оргазм был длительным, волнообразным и я кричала так, как никогда еще не кричала.

Все, я взяла тайм-аут и откинулась на подушки. Но мне недолго удалось лежать так. Макс поставил Машу раком, ввел в не весь свой член и начал интенсивно трахать. Я захотела, чтобы меня тоже кто-нибудь трахнул, но так как мужчины поблизости не было, схватила пустую бутылку из-под шампанского и засунула ее в себя. И тут произошло непредвиденное. В комнату зашел Жан!

Сначала я подумала, что это галлюцинация от чрезмерного потребления секса. Но Жан пролепетал что-то по-французски о том, что он хотел еще раз попрощаться и отдать ключ: Между тем, от этой картины у Жана между ног сильно топорщилось. Ситуация делалась все более возбуждающей и я не могла даже перестать мастурбировать бутылкой. Маша и Макс были так увлечены собой, что заметили Жана только тогда, когда он, уже абсолютно голый, подошел ко мне и застонал от моего минета. Они на секунду замерли, улыбнулись и продолжили трахаться, уже глядя на нас - их это явно заводило.

Я все еще, как дура, не могла оторваться от бутылки. Но Жан убрал ее, перенес меня на стол, высоко запрокинул мои ноги и ввел в меня свой фаллос до самого основания. Я застонала и почувствовала горячую волну, которая нахлынула на меня. Максу понравилось то, что сделал Жан. Он схватил Машу, посадил ее на стол рядом со мной и принялся трахать. Это было здорово, потому что я и Маша могли не только видеть, как члены мужчин входят в подругу, но и ласкать друг друга руками, и даже целоваться. Мужчины тоже поняли преимущества такой позиции, ведь они теперь могли периодически меняться партнершами! Это было неописуемо: сначала чувствовать в себе длинный член Жана, а потом - толстый Макса, и снова Жан, и снова Макс. И видеть, что то же самое чувствует твоя подруга! Мы кончили почти одновременно, вчетвером, и это был самый массовый оргазм в моей жизни!

0А утром мы все вместе посадили Жана на самолет до его ненаглядной Франции. С тех пор прошло три года. И за все это время мы ни разу не попытались повторить той ночи. Может быть, побоялись разрушить нечто более ценное, чем секс - дружбу. Может быть - потому что не могли этим заниматься без Жана. Почему я про это вспомнила? Потому что, во-первых, про это невозможно забыть. А во-вторых, Жан приезжает в Россию на следующей неделе. Впервые за все это время. Я, Маша и Макс едем встречать его в аэропорт. Что-то будет?: