Галиани (Часть 1)

Пробило полночь. Залы графини Галиани еще сверкали тысячами огней. Оживленные пары носились под звуки опьяняющей музыки. Все блистало великолепием одежды и украшений. Изящная, полная радушия хозяйка и царица бала казалось радовалась успеху празднества. Она отвечала приятной улыбкой на слова, ласки и комплементы, которые рассыпались перед ней в благодарность за приглашение.

Верный своей привычке наблюдателя, я уже сделал не одну заметку, выражающую сомнения в достоинствах, приписываемых графине Галине. Как светская женщина она была ясна и понятна. Оставалось исследовать ее нравственность, подойдя с ланцетом анализа к ее сердцу, и тут какое-то странное чувство неприязни оттолкнуло меня, мешая продолжать исследования.

Я испытал огромные затруднения, пытаясь проникнуть в глубину души этой женщины, поведение которой ничего не объясняло. Еще молодая, красивая, с точки зрения широкого вкуса, эта женщина без родных, близких и друзей держалась в свете обособленно. Она вела такой роскошный образ жизни, который едва ли мог быть обеспечен одним состоянием.

Злые языки, как обычно, злословили, но никаких доказательств не было и графиня оставалась непорочной. Одни называли ее Теодора, женщиной лишенной сердца и темперамента, но остальные говорили, что она носит глубокую рану в душе и стремится предохранить себя от жестоких разочарований в будущем.

В стремлении преодолеть колебания своих суждений я призывал на помощь всю силу логики, но все было безрезультатно. И удовлетворительного вывода сделать не удалось. Раздосадованный, я уже собирался оставить все подобные размышления, когда один старый развратник воскликнул:

- Послушайте, ведь она ... ТРИБАЗА!

Это слово осветило все звенья. Противоречия сгладились.

Трибаза! о! это слово кажется страшным для слуха, оно создает перед вами волнующее видение неслыханного сладострастия, порочного до безумия

Это неистовое бешенство, неудержимое желание, наслаждение ужасающее и незавершенное....

Напрасно я отгонял эти образы, они в мгновение ока погрузили мое воображение в разгульный вихрь.

Я уже видел перед собой обнаженную графиню в объятиях другой женщины с распущенными волосами, задыхающуюся, изнуренную муками недоспевшей сладости.

Моя кровь воспламенилась, чувства во мне напряглись, ошеломленный я опустился на диван. Придя в себя от этого дикого урагана чувств, я стал обдумывать, каким образом захватить графиню врасплох. Это нужно было сделать во что бы то ни стало.

Я решил подглядывать за ней в течение ночи, если мне удастся спрятаться у нее в спальне. Стеклянная дверь спальни находилась как раз против кровати. Я спрятался в портьерах и терпеливо стал ожидать дальнейшего развития событий.

Спустя немного времени появилась графиня в сопровождении горничной, молодой девушки с прекрасными очертаниями форм.

- Ложитесь спать, Юлия, я проведу эту ночь без вас, а если услышите шум в моей комнате, не тревожьтесь, я, хочу быть одна, - сказала графиня.

Эти слова обещали многое ...

Я готов был аплодировать своей смелости. мало по малу в гостиной стало стихать. Воспользовавшись минутой, когда графиня повернулась к приближающейся своей приятельнице, я ловко проскользнул в спальню и спрятался в драпировках стен. Графиня осталась наедине с приятельницей.

Это была Фанни.

Фанни: Досадная погода! Ужасный ливень и ни одной коляски.

Галиани: Это печалит и меня также. К сожалению мой экипаж у мастера.

Фанни: Мама будет беспокоиться.

Галиани: Ну, не тревожьтесь, душечка! Ваша мама предупреждена. Она знает, что вы проведете эту ночь у меня. Будьте как дома.

Галиани пропустила ее в спальню и они обе оказались перед моими глазами.

Фанни: Право, вы очень добры, но я ведь могу вас стеснить...

Галиани: Наоборот. Вы доставите мне удовольствие. Это просто маленькое происшествие, которое меня позабавит. Я вас даже не отпущу иэ этой комнаты. Мы останемся вместе.

Фанни: Зачем? Ведь я помешаю вам спать.

Галиани: Ну, вы очень церемонны. Будем как две подруги - миссионерки.

Сладкий поцелуй подкрепил это излияние нежности.

- Я помогу и раздеться вам, горничная легла спать, бездельница! Ну, да мы и без нее обойдемся... Какое сложение! Счастливая девушка. Я восхищена вашей фигурой.

Фанни: Вы мне льстите!

Галиани: О чудесная! Какая белизна! Вот чему можно позавидовать.

Фанни: Нет, в этом вы не правы. Говорю вам искренно. Вы белее меня.

Галиани: Дитя мое, не говорите этого. Лучше снимите с себя все, как я. Ну, чего стыдиться? Ведь мы не перед мужчиной. Вы поглядите в это зеркало. Будь здесь Парис, он бы, конечно, отдал бы яблоко вам, плутовка. Вас следует поцеловать в лобик... в щечки... в губы... вы прекрасны всюду, вся... вся...

Губы графини пылко и страстно пробегали по телу Фанни. Полная смущения Фанни трепетала и позволяла делать с собой все, не понимая, что происходит.

Эта прелестная чета была воплощением страсти и изящества, сладкого самозабвения и боязливого стыда. Девушка-ангел находилась в объятиях воспаленной вакханки.

Какая красота открылась моему взору! Какое зрелище заставляло мое сердце колотиться.

Фанни: О, что вы делаете, мадам! Пустите меня, мадам, прошу вас!

Галиани: Нет, нет, моя Фанни! Мое дитя! Моя радость! Жизнь! Ты так очаровательна. Ты видишь, я тебя люблю ... схожу с ума! Тщетно девушка сопротивлялась. Поцелуи заглушали ее крики. Сжатая в объятиях, обвитая руками Галиани, как змеями, она билась точно голубка. Жарким объятием схватив девушку, графиня понесла ее на кровать и бросила туда свою добычу.

Фанни: Что вы? Боже! Постойте... но это ужасно! Я буду кричать! Оставьте меня. Я вас боюсь.

Но поцелуи еще более горячие, заглушали ее крики. Руки обнимали ее все сильнее, и вот два тела слились воедино...

Галиани: Фанни, ко мне плотнее, отдайся мне всем телом ... вот так! Моя радость! Вот, вот, как ты дрожишь дитя... ага, ты сдаешься.

Фанни: Это дурно... это дурно... вы меня губите ... я умираю.

Галиани: Прижми меня, моя любовь... прижми сильнее. Как ты хороша... ты наслаждаешься, ты счастлива? О боже!

Это было зрелище безумия. Графиня с горящими глазами, извиваясь, бросилась на свою жертву, скорее испуганную, чем возбужденную. Их телодвижения и порывы не останавливались, огненные поцелуи заглушали крики и вздохи. Кровать хрустела от исступленных толчков графини. Вскоре изнуренная, ослабевшая Фанни раскинула руки, побледневшая она лежала, как прекрасная покойниц а...

Графиня была в бреду. Наслаждение ее убивало, не завершаясь удовлетворением. Обезумевшая она кинулась на ковер среди комнаты и, катаясь, принимала сумасбродные бесстыдные позы, пальцами пытаясь вызвать уходящее наслаждение. При этом зрелище мой разум помутился. Одно мгновение мною владело отвращение и негодование, мне хотелось появиться перед графиней и обрушить на нее всю тяжесть презрения, но чувства мужчины преодолели рассудок.

Сбросив одежду, разгоряченный, я устремился к прекрасной Фанни. Прежде чем она поняла, что подверглась новому нападению, я, ликуя, почувствовал, как подо мною отвечая каждому моему движению, колеблется и дрожит ее гибкое тело. Стискивая ее язычок, колючий и обжигающий, я скостил ее ноги своими и наши души слились. Уничтоженный, потерянный в объятиях Фанни, я не почувствовал яростного натиска графини.

Приведенная в себя моими восклицаниями и вздохами, она, охваченная яростью пыталась силой оторвать меня от моей подруги... пальцы и зубы ее впились мне в тело.

Двойное соприкосновение с телами, пылающими страстной жаждой, только удвоило мое желание.

Я был охвачен пламенем. Сохраняя свое положение властелина над телом Фанни, я в этой борьбе трех тел, смешавшихся, скрестившихся, сцепившихся друг с другом, достиг того, что крепко стиснув бедра графини, я держал их развернутыми над своей головой.

- Галиани, ко мне, опирайся на руки и двигайся вперед!

Галиани поняла меня и я смог свободно вздохнуть и сунуть свой быстрый пожирающий язык в ее воспаленное тело.

Фанни в забвении ласкала трепещущую грудь, качавшуюся над ней. Очень быстро графиня была побеждена и усмирена.

Галиани: Какой огонь вы зажгли! Это слишком... пощадите... о! Мое сердце, боже, я задыхаюсь...

Тело графини тяжело откатилось в сторону. Фанни в безумном восторге вскинула руки мне на шею, обвилась вокруг меня и, прижавшись телом, скрестила ноги у меня за спиной.

0 Фанни: Дорогой мой... ко мне... весь ко мн е... ох... я чувствую, что куда-то погружаюсь...

И мы остались распростертыми друг на друге, оцепеневшими, неподвижными, с полуоткрытыми ртами, едва дыша.

Понемногу мы пришли в себя. Все трое поднялись. С минуту в отоплении смотрели друг на друга. Удивленная, устыдившаяся своего состояния, графиня, поспешно прикрылась. Фанни спряталась под простыней, потом, как ребенок, осознавшая свой поступок, который стал уже непоправим, горько заплакала, а графиня обратилась ко мне с едким упреком:

- Сударь, вы для меня отвратительная нечаянность. Ваш поступок - само бесчестие и подлость. Вы заставляете меня краснеть.

Я попытался защищаться. Но графиня не позволила мне раскрыть рта.

- О, знаете, сударь, женщина не простит тому, кто использовал ее слабость.

Я как мог оправдывал себя пагубной непреодолимой страстью к ней, страстью, которую она своей холодностью довела до отчаяния, побудившего к хитрости и даже - насилию.

- Кроме того, - добавил я, - можете ли вы допустить, что используете во зло допущенную слабость. Я виноват, но не думайте о безумии, овладевшем моим сердцем, и лучше не думайте ни о чем, кроме наслаждения, которое может быть потеряно сейчас же.

Пока графиня притворялась возмущенной, прятала голову в руках, я обратился к Фанни со словами:

- Воздержитесь от слез в наслаждении. Думайте только о блаженной сладости, соединившей нас, пусть она останется в вашей памяти счастливо гармонией. Клянусь, что никогда не испорчу памяти моего счастья, разглашением посторонним людям!

Гнев утих, слезы высохли, незаметно мы снова сплелись все трое, состязаясь в шалостях, поцелуях и ласках.

- О, мои прекрасные подружки. - воскликнул я, - пусть никакая боязнь вас не омрачает. Отдадимся друг другу до конца! Может быть эта ночь будет последней... посвятим же ее одной радости жизни!

След. страница -2-