Настена

Я занимался любовью со своей подружкой Настеной. Если честно, то делали мы это немножко на грани фола, поскольку квартирка была не наша, а моего друга Ваньки (да и тот, по правде сказать, снимал её у какой-то старушки). Вообще-то и у меня, и у Настасьи есть свои прибежища, но так уж получилось, что у вышеупомянутого Ваньки сегодня был день рождения, а живет он на самом краю города. Поскольку добираться обратно нам было уже поздно, мы просто остались у него ночевать.

А на грани фола потому, что дверка эта, понимаете ли, не просто не имела никакой защелки, а даже сама могла открыться когда ей заблагорассудится. Мы хотели кинуть на нее сверху полотенышко, чтобы прижать покрепче, но Ванька заверил нас, что она открываться не будет. Я в этом сильно сомневался, но хозяин - барин, спорить с ним не стал.

Кроме нас в квартире осталось еще двое его друзей, которых я не очень-то знал, но они вроде как собирались уже уходить, когда мы с Настей уединились. Шумная гулянка и спиртное сильно нас утомили, однако дело молодое... Ну захотелось, захотелось! Что уж тут поделаешь.

В комнате было почти темно, только через окно проникал тусклый свет уличного фонаря. В этом сумраке нежная кожа и округлые формы девичьего тела, взгромоздившегося на меня сверху, казались соблазнительнее обычного. Я гладил ее нежную спинку, моя рука спускалась и тихонечко сжимала мягкую Настину попочку. Она что-то шептала мне на ушко, я не понимал что, мне было не до этого. Вдоволь нагулявшись по ее попе, мои руки спустились еще чуть ниже и стали раздвигать ее ножки. Я не мог больше терпеть! Через секунду мой эрегированный член плавно вошел в увлажнившееся влагалище. Она только охнула и тихонько вздрогнула. Я вошел в нее еще, а потом еще, и еще... Через минуту моя ненаглядная стонала так громко, что, я уверен, при желании нас легко можно было услышать и в соседней комнате. И почти сразу моя догадка нашла свое подтверждение в виде узенькой полосочки света, пробившейся сквозь щель в приоткрывшейся двери. С той стороны кто-то явно решил удостовериться в том, что он правильно понимает все эти звуки. Но я даже не стал отвлекаться на такую малозначительную, как мне показалось, деталь... уверенный в тактичности друзей я подумал, что стоять и подглядывать за нами они все же не станут. И действительно, вскоре свет пропал. Все это практически сразу вылетело у меня из головы, тем более что Настя, прислонясь ко мне всем своим телом, делала бедрами такие реверансы, насаживаясь на мой инструмент, что он входил в нее на всю катушку. Ее ноги были согнуты в коленях и она практически сидела на корточках, только изо всех сил прижимаясь ко мне. Я был настолько возбужден, что не сразу заметил какую-то тень за ее спиной. Насилу приглядевшись, я сначала понял, что это не дверь снова закрыли, а просто выключили с той стороны свет, дверь же наоборот была раскрыта практически настежь. А потом я разглядел и того, кто это сделал. У самой кровати, возвышаясь над ничего не подозревающей Настасьей, продолжавшей стонать и вертеть обнаженной попкой, помогая моему члену ее трахать, стоял... Не совсем еще врубаясь в ситуацию, я вглядывался в темноту, и когда понял, что это был Ванька собственной персоной, все уже случилось. Просто как в кино, когда замедляют ход изображения, я видел, как он расстегивает ширинку, достает член, что-то делает с ним (вроде как смазывает чем-то), и, хорошенько прицелившись, не торопясь приземляется сзади на Настю. Бедняжка тоже не поняла, что происходит. Она успела только вздернуть кверху свою прелестную кудрявую головушку, пытаясь увидеть то, что к ней сзади прижалось, как я отчетливо ощутил член, прошуршавший прямо по моему, но куда-то чуть повыше. В ту же секунду моя подружка взвизгнула, а прижавший ее сверху парень сначала снова уткнул Настеньку лицом прямо в меня, не давая ей оглядываться, а потом схватил за запястья и прижал хрупкие ручонки к кровати, раздвинув их в стороны. Мои руки оставались свободными, и я чисто рефлекторно протянул их вниз, скользнув по девичьим ягодицам и наткнувшись между ними на твердый ствол мужского органа, медленно выползающий наружу. Он был явно смазан вазелином или каким-то гелем. Член тут же рванулся обратно, грубо овладевая попкой моей девочки. Она снова взвизгнула, затравленно пытаясь оглянуться, но со следующим же толчком зажмурилась до слез, сжав зубки и выдавив из себя на этот раз только болезненное "Ииииииииии!!!" Было странно видеть на себе голую Настю с перекошенным от боли лицом, дергающуюся в такт трахающему ее члену, который мне не принадлежит. Мы никогда не занимались с ней анальным сексом (она была категорически против), поэтому я хорошо представлял, насколько болезненны для ее неразработанной попочки эти фрикции. Она даже забыла, что под ней ее парень, который вообще-то должен ее защищать. Хотя... Вместе с одним из следующих толчков и очередным ее писком она широко раскрыла глаза и посмотрела на меня в упор. В ее взгляде было все сразу... и мольба о помощи, и страх, и боль, и унижение. А я... Я находился в каком-то оцепенении. При этом мой член все еще был в ее влагалище, пассивно чувствуя, как его конкурент самоуверенно насиловал нашу девочку. И как ни странно, из этого состояния меня вывел Ванька. Пыхтя над нами с довольной миной на лице, он спросил, стараясь перекричать взвизгивающую Настасью... "Ну чего ты замер-то? Хук... Уф... Ыыхх!.. Давай же!.. Хук... Хук... Девка ждет! Хук!.. Хук!.. Хук!.. Вот увидишь... Я ей понравлюсь... Так что не отставай!"

Я неуверенно толкнул свой фаллос вглубь ее пещерки и, возвращаясь к действительности, с удивлением обнаружил, что за короткий перерыв мой дружок не только не скукожился, но возбудился еще больше. А уже со вторым толчком я вдруг попал в волну жуткого похотливого удовольствия, заставившего меня тут же ускориться. Я смотрел на личико своей любимой, и каждый раз после того, как она дергалась от члена в попке, засаживал ей в письку свой. Бедняжка почти сразу перестала кричать, отдаваясь нам с хныканьем и постаныванием. Три тела слились в один двигающийся и дергающийся организм.

-Ах! ГК! Ух... Ммммм... ООО!

Не знаю, как это могло получиться, но я поделился Настенькой со своим другом. Впрочем, он меня и не спрашивался... просто взял, да и засунул ей в попочку. Но и это еще не все! Я вдруг понял, что нас в комнате не трое! Его друзья никуда не ушли, а стояли здесь, по разные стороны от кровати, и с улыбками до ушей любовались импровизированным изнасилованием! Может мне и следовало хотя бы попытаться все это прекратить, но сейчас я уже не мог остановиться. И наплюнув на зрителей продолжил совокупляться со своей подружкой. Вместе с Ванькой. Вот только бутербродик с девушкой вместо начинки как-то изменился. Нет, мы не меняли позы, но я понял, что ее движения ориентируются на член в анальном отверстии, а вовсе не на мой. Наверное, фрикции в письке стали для нее лишь обезболивающим, потому что бедрами она явно подмахивала Ваньке. И не просто подмахивала, а виляла ими, изгибала спинку, задирала голову и прижималась к моему приятелю своими волосами, плечиками и вообще всем, чем могла. Он уже отпустил ее ручки и теперь она закинула их за голову, пытаясь обнять за шею своего насильника. Он, продолжая еще энергичнее засаживать ей в попку, тискал руками ее кругленькие красивые грудки. Бедняжка почти не замечала меня - все Настино внимание сосредоточилось на горячей дырочке между розовых булочек, покорно принимавшей в себя твердый Ванькин елдак, с которым он загонял ей в попку развратное удовольствие.

- Ааааааа... Ооооо... Мм!!! Ах... Даааа!..

Эта шлюха стонала еще громче, чем пять минут назад, когда ею владел только я! Меня это совсем выбило из колеи и я почувствовал, что мой член обмяк и выскочил из ее письки. Ну и пусть! Пусть трахается без обезболивающего в своей пизденке! К моему удивлению она никаких перемен, похоже, и не заметила. Ванька продолжал ее обрабатывать с двойным усердием, а эта сучка уже вся извивалась и заходилась похотливыми воплями!

- Я же говорил... Что ей... Понравиться!..

- ООО... Даааа!..

Я не верил своим ушам! Где, в какой порнухе она научилась так отвечать?

А они тем временем использовали меня, как не очень удобный коврик. Этот мудила трахал в жопу мою девку прямо на мне! А я лежал и смотрел! В этот момент она зашлась в бурном оргазме, взвыв и запрыгав на члене как ненормальная. Ванька резко перевернул ее на спину, бросив на кровать рядом со мной, грубо закинул ее стройные ножки себе на плечи, сложив Настеньку пополам, и, положив на лопатки, со всего маху всадил ей в пизду. Она аж зарычала от наслаждения. Кровать подо мной по прежнему тряслась и скрипела, а Настя под Ванькой выла, ахала и охала, не прекращая ловить один беспрерывный экстаз. Я поглядел на Ваньку... на его лице было какое-то звериное выражение - он долбил бедную девочку с яростью лесоруба. Его руки держали ее за шею, потом стали спускаются на грудь, сжимая сиськи в крепких ладонях, потом легли на талию и он с еще большим остервенением стал дергать стройное девичье тело прямо на мясистый кол. Она мельком глянула мне в глаза, но он тут же схватил ее за щеки, повернул лицом к себе и накрыл почти половину этого жутко красивого личика своим слюнявым ртом.

- Мм! Мм! Мм!

На середине очередной фрикции выебанная Настена замерла, а Ванька застонал и спустил в нее большую порцию спермы, о чем можно было догадаться по длительным конвульсиям его торса. Откинувшись на кровать, он счел, видимо, что на данный момент его миссия завершена. Моя подружка ни жива, ни мертва, стала подниматься с кровати, поначалу постанывая, а потом просто захныкав. По обмусоленным ее щечкам потекли горькие слезы обиды и унижения. Она спустила на пол ножки, встала, и обнаружила, что стоит лицом к лицу с двумя молодцами, которые час назад сидели с ней за одним столом, а буквально минуту назад наблюдали, как ее насиловали. Не долго думая, тот, который был повыше, обнял ее за талию и, по прежнему улыбаясь, бесцеремонно прижал ее к себе. Настя вяло брыкалась, отпихиваясь от него ручонками и пытаясь сквозь слезы выговорить что-то вроде "нет, нет, хватит!" Парень грубо обтер с ее лица ванькины слюни, воспользовавшись для этого рукавом своей рубашки, и наградил девочку продолжительным французским поцелуйчиком. Она не переставала извиваться, но поскольку была крепко прижата к его сильному телу, толку от этих кривляний было чуть. Ванькин дружок лапал ее за попочку, покрытую выделениями из письки и каплями спермы, мял и без того истисканные груди, потом схватил за волосы, оттянул симпатичную головушку назад и, полюбовавшись искаженным гримасой боли личиком, снова принялся целовать ее взасос. Второй парень подошел к ней сзади, тоже схватил ее своими лапами за сиськи, и начал делать бедрами недвусмысленные движения, прижимаясь к девичьему заду. Моя скромная блондинка стояла между ними как безвольная кукла. Но через секунду на нее накатилась новая волна протеста и возмущения. Рванувшись изо всех сил, она почти освободилась от них обоих, но, конечно, деваться здесь ей было некуда. Настю тут же ухватили снова и попытались разложить в удобную позу прямо на полу. При этом она стала так визжать и лягаться всеми конечностями, что оба насильника даже немного офигели. Им пришлось заламывать девочке руки и даже несколько раз хорошенько врезать ей по лицу, чтобы заставить малышку покориться. Я уже рванулся к ней на помощь, потому как не на шутку испугался за ее здоровье, но Ванька остановил меня... "Да ладно ты, сиди! Пусть чуваки тоже с ней побалуются..." На его роже играла удовлетворенная улыбка. Я сжал зубы и остался на месте, смотреть, как мою девушку распинали на полу.

След. страница -2-