Невиданный клев

Куда меня только не заносило во время моих скитаний с удочкой! Особенно я любил бродить вдоль прихотливо извивающихся лесных речек в поисках форели. В тот раз мне необыкновенно везло. Почти каждый поворот реки дарил мне либо мощную хватку, либо форель, бешено сопротивляющуюся в пенных струях.

Приближался вечер. Пора было подумать и о ночлеге. Обыкновенно я устраивался в стоге сена или просился переночевать на какой-нибудь хутор. Вот и на сей раз, за очередным поворотом реки открылся старый сад, обнесенный ветхим забором. В глубине сада виднелся бревенчатый дом, полуразрушенный хлев и еще какие-то постройки. Окна в доме светились. Я остановился у калитки, увитой диким виноградом, и решил немного осмотреться. Вдруг дверь дома приоткрылась и на порог вышла совершенно обнаженная женщина. От неожиданности я даже присел, и заросли винограда скрыли меня. Вечернее солнце, уже наполовину скрывшееся за деревьями, мягким рассеянным светом освещало полновесную грудь женщины. Удлиненные тени лежали у ее ног, а на щеках играл нежный румянец. Постояв немного на пороге, женщина спустилась с крыльца в сад. Теперь она стояла ко мне боком, и я отчетливо видел ее розовый, слегка набухший сосок. Дверь дома снова приоткрылась, и из него вышел обнаженный мужчина. Женщина, увидев его, хихикнула и спряталась за яблоню.

- Лола, Лолочка, где ты? - почти пропел мужчина и тоже спустился в сад.

- Я тут! - отозвалась Лола из-за яблони. Мужчина повернулся в ее сторону и, слегка покачиваясь, направился к ней. Я затаил дыхание. Мужчина был явно навеселе. Пока он стоял ко мне лицом, я успел рассмотреть его осоловевшие глаза и похотливую улыбочку.

- Сюда, Ося, сюда! - поддразнивала из-за яблони Лола. Ося с неожиданной быстротой кинулся к яблоне и уже почти что схватил Лолу, но она ловко увернулась и отбежала шагов на пятнадцать. Теперь я мог рассмотреть женщину еще лучше. Ее несколько тяжеловатая фигура напоминала типажи Рубенса. Плотные, словно литые ляжки обжимали черный, резко очерченный треугольник, а бедра были столь круты, что казались белыми крыльями готового взлететь лебедя.

- Лолочка, Лолочка! - проглотив слюну, простонал Ося и снова попытался ее поймать. Эта игра в кошки-мышки продолжалась довольно долго. Несколько раз Ося уже почти хватал Лолу. Его руки скользили по ее плечам, задевали груди (мне показалось, что Лола сама подставляет их), срывались с талии. Оба разгорячились и я почувствовал запах возбужденного женского тела. Наконец, ему удалось оттеснить ее к высоким зарослям крапивы.

- Вот я тебя в крапиву, в крапиву, - задыхаясь, бормотал Ося.

Лола беспомощно обернулась. Сзади высокой непроходимой стеной стояла крапива, а спереди, широко расставив руки, подходил ее преследователь. Лола как-то обмякла и уже не пыталась сопротивляться. Ося бесцеремонно схватил ее за груди и потянул на себя. Они упали в высокую душистую траву. Лола бесстыдно раскинула ноги, давая мужчине возможность беспрепятственно мять и тискать ляжки. Она похотливо постанывала всякий раз, когда его жадные пальцы проникали в алчно приоткрывшуюся раковину. Видимо решив, что его партнерша достаточно возбуждена, Ося рывком приподнял ее и поставил на четвереньки, заставив глубоко прогнуться. Напряженные ляжки Лолы нетерпеливо подрагивали, она была захвачена происходящим не меньше партнера. А он, тем временем не спеша приподнялся и, широко раздвинув срамные губы стоящей перед ним на четвереньках женщины, до отказа вонзил в приоткрывшуюся щель свой толстый, с набухшими прожилками член.

Лола застонала и закрутила бедрами, словно хотела насадиться еще глубже. Ося яростно задвигался, казалось, он может наращивать темп до бесконечности. Их соитие напоминало не любовную игру, а оплодотворение. Я заметил, что несколько раз затуманенный страстью взгляд женщины просветлялся и она смотрела в сторону калитки, за которой прятался я. Может быть, я выдал себя неосторожным движением? Какие-то мгновения мне казалось, что мы смотрим друг другу в глаза... Но волна экстаза охватила Лолу и она отвернулась.

В этот момент из дома вышли еще две женщины и мужчина. На женщинах болтались легкие, не застегнутые спереди халатики. Мужчина был в коротких шортах.

Они остановились неподалеку и некоторое время наблюдали за парой в траве. Шорты у мужчины оттопырились и он прижался к одной из женщин, вторая подошла к Лоле совсем близко и присела на корточки. Ее раздвинутые ноги оказались почти на уровне лица Оси. Лола заметила это, высвободила руку и принялась ласкать подошедшую женщину, проводя ладонью по ляжкам и зарываясь пальчиками в черный треугольник. Ося увидел это и его тут же настиг высший миг блаженства. Лола еще некоторое время продолжала ласкать женщину, доведя ее почти до экстаза, а затем убрала руку и, с трудом встав с четверенек, направилась в дом.

- Пойдемте, жаркое, наверное, готово! - бросила она на ходу. Все лениво направились вслед за ней. Лишь женщина, которую ласкала Лола, продолжала сидеть на корточках, заменив Лолину руку своей. Резкими быстрыми движениями она моментально довела себя до оргазма, затем поднялась и, поглаживая рукой низ живота, отправилась вслед за всеми.

Я лихорадочно обдумал свое положение. Ночевать негде. Вокруг лес. В сумке у меня шесть увесистых форелей - прекрасное дополнение к их ужину. Одним словом, я решился.

Калитка открылась почти бесшумно и через мгновение я уже стучал в дверь. Мне открыла Лола. На ней был мини-халатик. Вырез был настолько большим, что я невольно засмотрелся на ее полуобнаженную грудь. Заметив это, она улыбнулась и некоторое время разглядывала меня.

- Извините, пожалуйста, - начал я, - ночь застала меня в лесу у реки и тут я заметил ваш хутор. В сумке у меня великолепный улов. Если вы знаете, есть такая рыба - форель...

- Форель? - переспросила Лола.

- Да, форель. Ее можно приготовить на ужин. А если у вас есть сеновал, я бы переночевал там. За спиной Лолы появился Ося.

- О! Фирма. - Он потрогал пальцем мой великолепный спиннинг, скорей похожий на флейту, а не на рыболовную снасть.

- Заходи, - радушно пригласил он, - вполне возможно, что именно тебя нам и не хватало.

Я вошел в дом.

- Итак, теперь нас три на три! - весело возвестил он.

Ужин, прерванный моим появлением, продолжался. Жаркое дымилось в глиняных мисках. Стол был завален всевозможной зеленью. А низкой дубовой скамье стояли корзины с яблоками и сливами. Выбор напитков впечатлял. Под восхищенные возгласы хозяев, я вытащил форель.

- Я с удовольствием их приготовлю! - воскликнула женщина, которую Лола ласкала в саду.

- Может быть, я помогу вам? - галантно предложил я. Эта женщина нравилась мне все больше и больше. Мы прошли на кухню.

- Меня зовут Ванда.

- Алекс, - представился я.

Кто-то принес нам бутылку сухого и тарелку слив. Затем к нам вышла Лола и предложила мне маленький граненый стаканчик водки и ломтик буженины.

- Вы, наверное, замерзли там, у реки? - она кокетливо улыбнулась.

Наши глаза встретились. Рот ее чуть приоткрылся. Неужели она заметила меня, занимаясь любовью со своим Осей! Беззастенчиво-сладострастное выражение на ее лице, казалось, подтверждало это. Когда Лола ушла, я быстро разделал рыбу и налил себе и Ванде сухого.

- Куда же запропастился перец? Ванда наклонилась и принялась шарить в старинном буфете. Она стояла ко мне спиной и наклонялась все ниже и ниже. Из-под коротенького халатика сначала показались упругие ягодицы, а затем, когда она чуть расставила ноги, стала видна и розовая полуpаскpывшаяся полоска. От выделившегося сока она казалась лакированной. Затаив дыхание я вглядывался в нее, чувствуя сладостную истому в головке члена. Наконец, Ванда нашла перец и выпрямилась. Одна ее грудь почти вывалилась из халатика. Это было выше моих сил! Я опрокинул Ванду на широкий дубовый стол и с жадностью припал губами к ее теплому животику, сладко пахнущему луговым разнотравьем. Ее сильные загорелые ноги обхватили меня, неудержимо притягивая к нижним губкам. Я с наслаждением проник языком в трепещущую ваги ну, уже одним этим проникновением доведя Ванду до бурного оргазма. Одной рукой нетерпеливо стаскивая брюки, второй я яростно мял и тискал ее крепкие груди.

Ванда в каком-то полузабытьи умоляла меня: - Войди же, войди же скорее! Я встал на низкую скамеечку, стоявшую у стола, и, еле сдерживая себя, медленно погрузил свой инструмент в ее горячий упругий вход. Влагалище начало сокращаться в такт моим движениям. Ногами Ванда помогала мне проникать как можно глубже. Экстаз охватил нас. Кажется, кто-то входил в это время и, может быть, даже наблюдал за нами, но это не только не стесняло, а, скорее, еще больше возбуждало нас. Потом Ванда приготовила форель и мы вернулись за общий стол.

Трапеза продолжалась. Было много съедено и не меньше выпито. Уже под утро я вышел в сад освежиться. Под раскидистой яблоней я увидел Ванду. Она словно ждала меня. От ее волос пахло свежей утренней росой. Без всяких предисловий она наклонилась и поймала влажными губами мой начавший оживать член. Все мое естество отзывалось на ее сладостные просасывания. Солнце едва показалось над лесом, когда к нам неожиданно присоединилась и Лола. Она заменила Ванду в самый драматический момент и приняла в себе весь заряд скопившейся во мне спермы. Несколько разочарованная Ванда снова припала к моему отростку, явно пытаясь "выдоить" меня до последней капли. К счастью, в дверях дома появились те, кто пока еще оставался в доме.

0 - О! - воскликнул Ося. - Мне кажется, не все места еще заняты! Он, не церемонясь, вошел в Ванду сзади. Его товарищ тем временем предложил свой отвердевший член Ванде спереди и она моментально переключилась на него. Теперь ее удовлетворяли с двух сторон, что явно доставляло ей большое удовольствие. Я думал, что получил небольшую передышку, но Лола и ее подруга уже приближались ко мне с хищно раздутыми ноздрями. Один их вид пробудил во мне задремавшую было мужскую силу. Думаю, мы образовали весьма живописное трио.

Впервые в жизни я пропустил в тот день утренний клев форели, но стоило ли жалеть об этом?