Откровения SUPERFUCKER'a, или Как ЭТО делается

В тот день я опоздал на съемки.

Нет, поймите меня правильно: я люблю свою работу и отношусь к ней сознательно, просто: так получилось.

Я легко взбежал по ступенькам, заглянул в холл.

Рон, наш менеджер и режиссер, встретил меня холодным взглядом: сукин сын отличался крайним педантизмом. Выразительно посмотрев на часы, он пожал плечами.

- Мы начали два часа назад.

Я неопределенно хмыкнул и поинтересовался, будет ли для меня работенка.

- А то уже неделю не трахался, - подмигнул я ему.

Рон поморщился. Странно, но я ни разу не видел проявления его похоти на рабочем месте. Для него порно-бизнес был только работой.

- Скоро закончим первую сцену. Потом маленький перерыв, после чего твой "выход". Снимать будем наверху.

- ОК, босс.

Я направился к лестнице, но, привлеченный интересными звуками, заглянул в комнату, где сейчас шла съемка. И как раз вовремя:

Симпатичная блондинка стояла на коленях перед Сэмом, моим старым коллегой. Здоровенный член Сэма (я всегда ему завидовал - мой на пару сантиметров короче) был зажат в правой руке дамочки, левая ее рука сжимала яйца. Сэм двигал бедрами, то погружая головку в ее рот, то снова вытаскивая. Было похоже, что он уже на пределе, и финала осталось ждать недолго.

Я сразу обратил внимание, что моему коллеге повезло с партнершей: девчонка явно была стоящей. Несмотря на то, что ее губы уже проделали большую работу, на них еще сохранилась яркая помада, волосы были аккуратно уложены, и в целом она производила впечатление очень ухоженной сучки.

Тем временем Сэм закрыл глаза, пару раз судорожно воткнул свое "орудие" поглубже и, вытащив его, ударил в лицо своей партнерши мощной струей.

И как раз в этот момент она заметила меня.

Наши взгляды встретились, и я сразу понял: это она. Меня словно током ударило - знаете, наверное, как это бывает. Я смотрел на нее, невыразимо прекрасную, и чувствовал, что влюбляюсь словно мальчишка.

Длинные мутные струи спермы били в ее лицо, попадали в рот, стекали по губам. Несколько капель застыли в волосах и блестели бриллиантами: или скорее, жемчужинами, если учесть их цвет. Ее глаза, устремленные на меня, горели безумным огнем. Тонкие пальчики вцепились в член Сэма так сильно, словно хотели оторвать его.

И тут Сэм не выдержал: схватил ее за голову обеими руками, резко притянул и снова погрузил своего красавца в ее пухленькие губы. Она жадно ухватилась за него своим ртом и отпустила правую руку - чтобы он мог поглубже войти в нее.

Ягодицы Сэма ритмично сжимались: было похоже, что извержение продолжилось внутри с новой силой - всегда завидовал его семенному запасу. Чертова сучка продолжала искоса смотреть на меня, только теперь ее взгляд затуманился, ресницы задрожали: она кончала. Кончала, не притрагиваясь к своему клитору.

Это продолжалось долго, чертовски долго. Мне в голову даже пришла безумная мысль, что Сэм никогда не выйдет из ее рта, что он так и будет раскачиваться взад-вперед, ухватившись за ее волосы. Хм, я прекрасно понял бы его.

Через некоторое время ее взгляд прояснился. Член Сэма по-прежнему покоился в ее губках, и это продолжало приносить ей удовольствие, но оргазм закончился.

Наконец Сэм обмяк. Его лицо было красным, словно вот-вот случится удар, и блестело от пота. Он извлек свой подрагивающий член изо рта девушки (невероятно, но его "лысый дурень" продолжал сочиться), но через секунду, не удержавшись, снова погрузил его обратно.

Она не возражала. Лишь успела улыбнуться мне своими липкими от спермы губами, и тут же приняла его. Она не сводила с меня взгляд все то время, пока Сэм наслаждался последними осколками оргазма.

Но всему приходит конец. Сэм оторвался от нее, глянул на меня полубезумным взглядом, и, пошатываясь, вышел из комнаты. Мне показалось, что ему срочно нужна медицинская помощь.

Я посмотрел на девушку. Я понял вдруг, что она прекрасна, неописуемо прекрасна - выразительные голубые глаза, капризная верхняя губа, щечки с крошечными ямочками. Она по-прежнему стояла на коленях и улыбалась мне уголками рта. Сперма Сэма стекала по подбородку на ее красивые тяжелые груди. Одна из капель застыла на твердом розовом соске.

Я понял вдруг, что безумно таращусь на нее во все глаза, забыв о правилах приличия. Забыв об операторе и режиссере, которые занимались своими камерами и обсуждали съемку.

Девушка смутилась, словно я только что вошел и застал ее обнаженной. Она стыдливо опустила взгляд, убрала со лба пальцами левой руки намокшую от спермы прядь волос.

А я быстро вышел и привалился спиной к стене, взволнованно дыша - ни дать, ни взять влюбленный юноша со страниц наивного средневекового романа.

Я все еще был полон впечатлений от увиденного, когда настал мой черед. Предстояла классическая сцена - я, она и ее дыры. К сожалению, моя партнерша не шла ни в какое сравнение с партнершей Сэма. Я скептически разглядывал ее до тех пор, пока режиссер не объявил начало съемок. Джон, наш оператор, присев на корточки, взял нас на прицел. Снимались мы по старинке, без этих новомодных приколов, когда сучка, которую дрючат, еще и снимает себя второй камерой. Старина Джон умудрялся двумя камерами (одна из которых закреплялась на штативе) ухватить все лучшие планы. Обхватив девушку за талию, я подумал, что Джон вынужден был бы яростно онанировать в перерывах между сценами, если бы Рон, наш менеджер, не организовывал бы ему минет - один в день (что не так уж и много, если учесть сексуальную насыщенность рабочего дня Джона). Впрочем, мысленно ухмыльнулся я, ничто не мешает ему еще и подкачивать тихонько.

Все шло по плану, которым поделился со мной Рон перед началом съемок. Сначала я припал к ее источнику - потерзал губами клитор, прошелся языком по губкам - большим и малым, - стараясь не обращать внимания на запах - специфический запах несвежей сырой рыбы.

Многие мои знакомые завидуют мне - типа, трахает тёлок чувак, так еще и деньги платят. Все это так, конечно, но все было бы еще лучше, если бы сучки, с которыми нам приходится иметь дело, были бы более чистоплотными.

Вскоре пришла моя очередь. Девушка (черт! Я даже не знал, как ее зовут) опустилась на колени, извлекла на свет Божий моего красавца и принялась за него с профессионализмом, который мог быть достигнут только благодаря огромному опыту. Мне приходилось давать в рот многим, в том числе и юным девчонкам лет тринадцати, которые еще толком не умеют обращаться с инструментом - так вот, эта моя партнерша сосала как немногие другие.

Дальше все шло по сценарию: я трахал ее лежа, потом сзади, потом стоя. Без анала, предупредил меня Рон. Я усмехнулся: в этот раз не придется топтать ее говнобаки.

Наш танец плоти подходил к концу, когда я заметил Ее. Она стояла в дверях - как я сам совсем недавно - и внимательно наблюдала за мной. На ее губах блуждала легкая улыбка. Моя партнерша почувствовала, что я на грани, выскользнула, упала на колени. Она стояла в позе, в которой я не так давно наблюдал Сэма с партнершей. Ее пальчики сжимали мой член, губы обхватывали головку.

Я повернулся к ней. Ее лицо утратило всяческие признаки иронии, глаза внимательно следили за всеми перипетиями действа. Я обратил внимание, что она успела принять душ и одеться в элегантную блузку и строгую длинную юбку. Глядя на нее сейчас, тяжело было предположить, что эта женщина способна испытать оргазм от того, что кто-то кончает в ее рот: настолько она выглядела красиво, строго и недоступно. И только жадное выражение глаз слегка выдавало ее.

Тем временем я схватил рукой волосы девушки и стал ритмично притягивать ее к себе. Мой член погружался в нее так глубоко, что ее губы почти касались живота.

Я посмотрел на свою возлюбленную, наблюдающую за мной, и вдруг взорвался.

Я извергался прямо в рот своей партнерше, совершенно забыв о том, что финальный фонтанчик должен попасть в кадр - чтобы мои зрители увидели все. Девушка дернулась, попыталась вытолкнуть языком член из своего рта, но я был неудержим. Я хлестал в нее снова и снова, нисколько не заботясь о своих зрителях, не думая о Роне и Джеке. Я совершал размашистые движения, скользя между ее губами, и представлял, что это ее губы. И выплескивался - снова и снова.

Когда это безумие кончилось, я отпустил партнершу. Она отпрянула и выплеснула изо рта чудесный фонтанчик мутной спермы.

Рон остался доволен.

- Маленькая импровизация? - улыбнулся он. - Кажется, вышло неплохо.

Во время очередного перерыва, я выяснил, как ее зовут. Не у нее самой, правда - она в это время отдыхала и готовилась к съемкам.

Джесси. Ее звали Джесси.

Рон быстро смекнул, что между нами что-то зарождается, и решил использовать это в своих целях. Хм, он же все-таки менеджер.

0Не могу сказать, что я остался доволен, узнав его сценарий.

Но теперь, по крайней мере, мы будем сниматься вместе.

Кажется, я не упоминал, что Рон специализируется на дорогих порнофильмах. Те сценки, что мы снимаем вначале, идут для разогрева. Самое интересное начинается потом.

В наше время искушенного зрителя тяжело удивить. Для достижения эффекта в ход идут проверенные средства - красивые девушки (чем больше, тем лучше), крутые мужики с грубоватой внешностью и качественный антураж - всякие там подсветки, декорации, костюмы.

Мужчин одели средневековыми дворянами - батистовые рубахи с широкими рукавами, кожаные жилетки, какие-то дурацкие штаны.

Боб - лысый детина с татуировками по всему телу - долго не хотел одевать их, заявляя при этом, что будет похож на педика, но Рон убедил его тем, что это не надолго, и штаны вскоре будут сняты. Другой мой коллега - молодой качек по кличке Клык - оделся очень быстро и дрожал от нетерпения: это был его первый выход за день.

Нам с Джесси предстояло сыграть парочку влюбленных, возвращающихся с прогулки и попадающих в засаду к двум разбойникам.

Рон заранее расставил прожектора, несколько искусственных деревьев, даже раздобыл где-то громадное полотно с нарисованным на нем замком, стоящем на холме.

- Готовы? - спросил Джек. - Поехали.

Мы с Джесси пошли, держась за руки. Нам предстояло пройти несколько метров до того места, где "в засаде" сидели мои коллеги. Джесси смотрела на меня своими сияющими глазами, ее пальчики сжимали мою ладонь. Я влюбился. Боже мой, я влюбился как школьник.

След. страница -2-