Воспоминания о детском садике - 2 (Зеркальная история)

Эту историю я вспоминаю, как показательный пример борьбы за мужика в женском коллективе...

Вот уже месяц, как я работала в детском садике на кухне. Работа не обременительная сложными обязанностями, коллектив меня принял спокойно - я была довольна. Не хватало только общения, так как Сергеевна, старший повар, на удивление всем не отличалась женской особенностью - болтливостью. Поэтому я с удовольствием таскала продукты и выполняла все ее поручения "сходи - принеси", чтобы хоть изредка выскользнуть из кухонного царства...

Нужная мне коробка стояла внизу, приваленная другими. И все были основательно тяжелы. Сил ее вытащить мне явно не хватало. Собралась уже было бросить это безнадежное занятие, как дверь вдруг распахнулась, и в полумраке я рассмотрела вошедшего Петра - нового электрика, которого заведующая по необходимости приглашала в сад.

- Петруш, помоги вытащить, - обратилась я к нему, вновь нагибаясь к коробке.

Он неторопливо подошел и... я почувствовала свои бедра в тисках его рук. Я быстро выпрямилась, но ничего уже не могла сделать: он крепко обхватил меня и прижал спиной к себе.

- Отпусти, чертяка! - я сделала еще одну попытку вырваться, но он лишь хохотнул.

- Подергайся чуток, скорее разогреешься.

Голос у него был глуховат, дыхание неровным - меня обдало жаром бессильной ярости. Но на все молчаливо-отчаянные попытки хотя бы повернуться к нему лицом, он, обхватив руками, лишь все плотнее прижимал меня к себе. Чувствуя, что сопротивление лишь горячит его кровь, я перестала вырываться - тиски рук сразу ослабли.

- Вот и умница, - шепнул он еле слышно.

Его левая рука плотно держала меня за талию, а правая поверх платья сжала грудь. Я всем телом чувствовала его прерывистое дыхание и желание, сквозившее в каждом движении.

- Петруха, отстань, меня ведь ждут с этой коробкой. Не принесу - так ведь сами сюда придут - шипела я, яростно сопротивляясь.

- Ни хрена не придут: я им другую работенку подбросил, - прохрипел он, сдавливая грудь все сильнее.

Я отчетливо чувствовала, как толчками растут у него штаны, упираясь в мой зад. Внезапно вспомнилось, как Светка хихикала о том, что Петр ее на днях подкараулил в каморке у кастелянши, приподнял юбку и "развлекал" часа два после работы. "А член у него, как у коня!" - промелькнула ее гордая фраза, тут же отозвавшись дрожью по всему телу.

Фраза была связана и давним чувством неосознанной ревности - что можно найти в этой дохлой пигалице со сквозняком между ног, почему к ней мужики липнут? Я без внимания не остаюсь, но ведь у той чуть ли не каждый день то коленки поцарапаны, то платок засос на шее прикрывает, то просто сонной мухой весь день ползает.

Представив, как заталкивал Петр свой член в ее костлявую задницу, я невольно расслабилась под окатившей меня горячей волной. Он моментально уловил мое слабое движение и тиски сразу исчезли. Обе мужские руки легли мне на груди, лаская их сквозь тонкую ткань. Задом я невольно все сильнее подавалась навстречу пульсирующему бугру, который с силой упирался мне между ягодиц, передавая свой жар.

Одна рука мужчины скользнула вниз, а затем под кофточкой вновь побежала вверх. Лифчик был сдернут и пальцы коснулись набухающего соска. Я положила ладони на его руки, сопровождая каждое движение. Наши левые руки ласкали грудь, а правые путешествовали по бедру, загребая в складки юбку и поднимая ее все выше. Кружась по бедру, они все ближе приближались к холмику между ног... Наконец широкая ладонь накрыла его и начала легонько поглаживать поверх трусиков. По телу вновь пробежала дрожь, ноги стали ватными. Я развернулась к Петру лицом и опустилась на пол.

- Бедняжка, как ты там в тесноте мучаешься, - шептала я, непослушными пальцами раскрывая молнию на брюках.

Набухший член уже явно не помещался в плавках, оттягивая их вперед..

- Красавец ты мой, и зачем тебя так запрятали? - поясок у плавок наконец поддался и вздрагивающий орган почти уперся мне в лицо. Он пока еще не принял горделивую осанку, а лишь вытянулся в длину и набух. Еще и головка была закрыта тонкой кожицей, но он уже не вмещался на ладони, горячий и подрагивающий. В другую ладонь я взяла два нежных мешочка, свешивающихся из черных зарослей, которые покрывали и начало этого орудия. Я с трепетом представила, как эта толстая, длинная, лохматая жердь устремляется мне между ног, как переплетаются наши кудряшки, как запутывается в этих зарослях мой клитор...

С каждой пульсацией он увеличивался все больше, открывая головку, которая, казалось, вот-вот лопнет от притока крови. Как только эта красотка показалась, я натянула на нее крайнюю плоть, а потом забралась туда же языком, проводя им по ободку вокруг розовой тыкалки. Потом оттянула кожицу к корню, обнажив головку полностью и напрягая уздечку. Толчки усилились и нежный набалдашник набухал прямо на глазах. Я взялась за член обеими руками и ввела головку в рот, лаская ее языком. Член рвался вглубь толчок за толчком, но я потянула его вниз и Петр оказался рядом со мной.

Не отпуская горячую палку из руки, я расстегнула лифчик и, подняв кофточку вверх, вжалась грудью в лицо Петру. Один сосок он взял пальцами, другой оказался во рту, а левая рука его, задрав сзади юбку, сжимала мои ягодицы. Член, как мне казалось, все еще продолжал расти и я дрочила его, водя рукой по всей длине туда-сюда. Рука на моем заду нырнула под трусы и загуляла по складке, забираясь все дальше и дальше. Я развела ноги и мужские пальцы тут же раздвинули ягодицы, пробежали по заднему проходу и запутались в зарослях. Вот они из разгладили, вот нащупали клитор, вот раздвинули набухшие губки.

- Обожди, все мешает- и я остаюсь только в юбке, сбросив все остальное. Пока я сбрасываю одежду, Петр проделывает ту же операцию, пожирая меня глазами. Его член торчит вперед, болтаясь из стороны в сторону.

- Почему юбку не сняла?

- Чтобы тебя подразнить, - смеюсь я, вставая перед ним. Отступив несколько назад, начинаю свой танец. Я покачиваю бедрами и ласкаю себе грудь. Затем начинаю кружиться, медленно приподнимая край юбки и изгибаясь все сильнее. Я, как мне кажется, хорошо знаю, что именно нравится мужчинам; ну а торчащий индикатор прекрасно это подтверждает. К тому моменту, когда из-под края юбки становится видна чернота волос, он уже почти брызгает. И тогда я, положив одну ногу на плечо Петра, прижимаюсь низом живота к лицу и опускаю юбку на голову. Он обхватывает руками мои ягодицы и еще сильнее вдавливается в жаркое место. Я чувствую, как он губами ищет клитор и сама помогаю ему. Он тихонько покусывает этот нежный отросточек, потом язык перемещается все дальше и, наконец, находит, мою вагину. Вновь ноги становятся ватными и я опускаюсь рядом с ним. Оставляю ему для ласок свою промежность, а сама вновь набрасываюсь на горячий член. Я сжимаю твердое тело руками и ртом надеваюсь на него, подражая влагалищу.

Все чувства начинают сливаться воедино и как в тумане осознаю, что с меня стаскивается юбка, ноги раздвигаются пошире, клитор ласкается, наверное, языком, а вагина и задний проход слились воедино под руками. Его пальцы будоражат края влагалища и ищут еще одно отверстие...

Его зад подпрыгивает и с силой толкает раз за разом мне в рот огромный член. Я на секунду отрываюсь от этого орудия:

- Выеби меня в рот! Еще! Еще...

Толчки в рот иду сплошной очередью то в щеку, то под язык, то в глотку... Между ног у меня все уже пылает...

Я набрасываюсь на член и мне в рот бьет поток семени - и тут же волна за волной приходит оргазм... Я лежу, отдыхая, на спине и вдруг с удивлением чувствую, что Петр вновь пристраивается сзади. Я поднимаю голову и смотрю, как он раздвигает мне ноги и поднимает их кверху. Член у него, только что сморщенный и опавший, снова торчит вверх и я с замиранием ощущаю, как огромная влажная головка упирается мне в промежность, нащупывая себе проход. Невольно подаюсь бедрами навстречу и вот уже раздвинулись губки и я чувствую первый жар соприкосновения. Он берет член в руку и водит им вдоль складок...

- Ах ты моя пизденочка тепленькая, - слышу я и по указанному адресу втыкается это жаркое орудие.

Он стоит на коленях, подняв мой зад высоко кверху, и мы вдвоем смотрим, как хозяйничает его член. Вот красная головка приближается к зарослям, упирается в них. Вот она скользит вниз, раздвигая розовые губки... почувствовала жар вагины и нырнула в нее. Вот уже все орудие проталкивается в меня внутрь, и я, постанывая, вижу, как всеми складочками наворачиваюсь на этот агрегат, оттягивая на нем кожицу. Мне хочется пошлости, мата и разврата.

- Натяни меня! Крепче! Проткни своим хуем... О какая у тебя славная залупа... Бени, еще Бени...ООО... А теперь погоди: я хочу сама... пиздой... на твоем... колышке покататься...

Он ложится на спину, а я становлюсь над ним и начинаю медленно садиться на торчащий хуй. Натягиваюсь все дальше и дальше, а потом так же медленно слезаю, пока не покажется головка. Потом натыкаюсь все быстрее и начинаю вертеть бедрами. Он хватает грудь, берет соски в рот, а руками держит ягодицы. Движения наши становятся синхронными, и уже не я натягиваюсь на жаркое ебало, а он шурует в меня снизу. Затем я приподнимаюсь... поворачиваюсь к нему, не слезая с члена, задом и вдруг...

0В дверном проеме стоят двое солдатиков... Сколько они уже здесь находятся - непонятно, но, судя по штанам, у них там ну очень тесно. Одним словом, ситуация весьма интересная и многообещающая, поскольку Петр за моей задницей их не видит. На мгновенье мне становится жутковато - я предпочитаю хорошую групповушку, а не групповое изнасилование! Но их молодость и нерешительный вид вселяют оптимизм и будят во мне сексуальную разбойницу.

Видя, как солдатики заворожено уставились на наше траханье, я раздвигаю ноги пошире, чтобы им лучше была видна моя киска на члене, а затем медленно стягиваюсь с него. Я откидываюсь назад и снова натягиваю свою распахнутую красотку на красную палку. Я демонстрирую верх блаженства, взяв член в руку и вертя им у себя в дырке.

Ноги у мальчиков приросли от неожиданности и откровения увиденного к полу и они пока все еще не сообразил куда же им рулить, уставившись мне между ног. Я, чтобы не упустить инициативу с самого начала, улыбаюсь более высокому и маню его. Тот на своих негнущихся подходит поближе и затем без единого движения наблюдает, как я вываливаю у него из брюк все хозяйство наружу и припадаю к головке. Член у него торчит вовсю и лишь немножко покороче, чем тот, который чмокает у меня снизу. Зато головка с явно выраженным ободком. Как только она оказывается у меня за щекой, солдатик очухался, обхватил мне голову и начал шуровать своим задом.

След. страница -2-