Быть может

Быть может изложенная мною ниже история, не блещет литературными изысками и натуралистическими подробностями и несколько коротка, но зато она правдива.

Вообще, прежде чем послать этот текст я изучил другие и пришел к такому выводу, что все что я прочел на девяносто процентов является чистой фантазией-выдумкой. Мои мысли, и все повествование изложены несколько сумбурно. Редактировать я его не собираюсь, даже перечитывать и отсылаю, как и напечатал со всеми ошибками стилистическими и грамматическими (это не лукавство), дабы не передумать и не уничтожить. Я хочу поделиться.

Тема инцеста привлекла меня к себе совсем с недавнего времени, обстоятельства меня к тому приведшие восходят из корней данной истории. Сейчас это стало моим проклятьем. Иногда меня посещают совершенно безумные мысли. Может я душевнобольной? Этот вариант не исключается, однако он мне не по душе. Все же я уверен, что события странные и печальные, несомненно, оставили отпечаток на моей психике. Иначе чем объяснить происшедшие со мной изменения?

Итак, сначала немного о себе. Я рос без отца и матери. Детдомовец я и кивать на эдипов комплекс не приходится. Половую жизнь (по тогдашним временам) начал рано, с четырнадцати лет. Меня не привлекают старые тетки с отвислыми задницами и грудями, мохнатыми сивыми лобками и прочая мерзость наподобие некрофилии, копрофагии, педерастии и проч. Не считаю я себя и геронтофилом. Мне нравятся женщины тридцати пяти-сорока лет, может быть чуть старше или чуть младше. Причем они должны быть моложавы - болезненно моложавы, как выразился поэт творениями которого я увлекался по молодости лет. Иными словами меня влекут зрелые женщины, которые не хотят осознавать своей зрелости, либо играют в это, тоскующие по своей юности и неподдающиеся увяданию. Словами это не объяснить, это нужно чувствовать. Вообще я терпим к различным гм: извращениям, и как многие считаю, что если они не влекут за собой вреда и добровольно принимаются обеими сторонами то можно", просто я не желаю иметь к ним никакого отношения. На этом основании я прихожу к выводу, что запрет на инцест является не просто каким-то древним табу, смешным для цивилизованного человека, но чем-то не теряющим своей актуальности. Ибо он несет вред, причем явный, недаром совокупление между родственниками является частью магических сатанинских обрядов. Моя история лишнее тому подтверждение.

Собственно произошла она с моим другом, я имел роль лишь эпизодическую и далеко не главную. Мой друг, его звали Сергей, мой же однокашник в прошлом. Неожиданно для меня, как впрочем и его родственников он пошел работать в милицию. Пять лет Сергей отпахал участковым инспектором, а потом перешел в уголовный розыск. Работа его сильно изменила, но он продолжал оставаться хорошим парнем и добрым человеком.

И теперь я хорошо помню, как трудно ему приходилось по первому времени. История началась именно тогда, летом девяносто пятого года в городе - областном центре. Сергей трудился в опорке - опорном пункте охраны правопорядка, который располагался, как и прочие, на первом этаже жилого дома, там же слесарюги, там же и все прочие:

И вот сидит он, печатает на разбитой машинке очередной отказной, по сверке с больницей скорой медицинской помощи и тут брякает телефон, звонят из райотдела и сообщают радостно, что буквально над Серегиной головой, на шестом этаже дома, в том же подъезде произошла кража. Серега с облегчением расстается с ненавистной машинкой и отправляется по названному адресу: квартира шестьдесят вторая. Кража квартирная типичная: средь бела дня, сквозь две двери, никто ничего не видел, вынесли денежки, золотишко, шмотки-барахлишко. Там Серега и познакомился с Ней. Она была хозяйкой выставленной квартиры. Ольга, так ее звали, была красива (я видел ее воочию). Крашенная блондинка, умело пользующаяся косметикой. Серега думал, что ей нет тридцати, а уже тогда Ольге было тридцать шесть лет. Фигурка у нее была просто кукольная (не скажешь, что она родила двоих детей), изящная, стройная женщина сознающая свою красоту и меж тем естественно-обаятельная. Любой мужчина моментально попадал под ее чары, причем он не цепенел от ее красы и в штанах не шевелилось, в ней не было сексуальной агрессии. Я думаю, что она была просто хорошим человеком, а не только чудесной женщиной. Раз увидев ее лицо, улыбку, забыть было весьма непросто. А волосы! Пусть и крашенные (очень умело и аккуратно, кстати). Да что там. Знакомством с такими женщинами дорожат. Одним только знакомством. Раз только поговорив с такой, поднимаешь жизненный тонус на весь день. Неудивительно, что мой друг-романтик втрескался в Ольгу по уши. Причем, как я сейчас понял, это была светлая, ясная любовь. Конечно, Серега парень не промах и пытался подъехать к ней не единожды, но дальше знакомство ничего не шло. Она не была шлюхой и даже не имела любовника. А в браке не была счастлива. Муж, думается, тоже был хороший человек (не стоит улыбаться, на удивление, в моей истории вообще нет плохих людей), просто они не были созданы друг для друга, так бывает иногда.

Итак, летом девяностого года я впервые услышал об этой женщине от моего друга. Некоторое время он просто лез на стенку и даже имел с ней откровенный разговор, итогом которого было чувство уважения смешавшееся с любовью и переросшее в обожание. Так-то вот. Потом было несколько лет затишья, но Сергей не забывал об Ольге. Не мудрено. Он видел ее каждый день. Мне думается, что он просто грелся в лучах обаяния испускаемых этой, по крайней мере, незаурядной женщиной, во время их непродолжительных встреч. И даже был в какой то мере счастлив, ненавидеть Ольгу было просто невозможно, такую можно было только любить. Кстати, Сергей был не единственный ее безответный поклонник, их было много и даже очень.

Может вам кажется, что я тоже того? Этого? Ага. Попали в точку. Я тоже, но только сейчас. Поэтому-то мое сердце разрывается от печали, а тогда я был готов только с визгом отдаться, но не более.

Так прошло несколько лет. Нечастые встречи, необязательные разговоры, шутки, цветы на восьмое марта и в день рождения, а иногда и просто так. Не более того. Пока не произошло несчастье. Муж и дочь Ольги погибли в автомобильной аварии. Возвращались с деревни от свекрови, на своем жигуленке и повстречались с обкумаренной кампанией на лендровере. Слава Богу, эти чертовы норки тоже не выжили. Ольга осталась не одна, с сыном, четырнадцатилетним Алешкой.

Со слов Сереги она пережила этот удар судьбы с высоко поднятой головой. Во всяком случае, через три месяца ее можно было вновь встретить на улице по-прежнему яркой и привлекательной. Только появились четкие морщинки на ее лице, первые (!). И они ничуть не умаляли ее красоты. Оказывается, это было только наружное, Ольга не желала, чтобы люди видели ее сломленной, но в ее душе бушевал ад.

Прошел год. И однажды Сергей пришел ко мне домой поздно вечером, бледный и очень сосредоточенный. И рассказал мне такое, чему я бы никогда не поверил не получи тут же доказательства этого. И вот, что он мне рассказал.

Однажды, под конец рабочего дня, к нему в опорку пришел, Анатолий Петрович - старый учитель, живущий в соседней свечке. Он преподавал в той школе, где учились Ольгины дети. Анатолий Петрович, был в том же состоянии, что и Сергей заявившись ко мне. Он долго не мог ничего сказать, только блуждал глазами по обшарпанным стенам кабинета, и наконец, достал из своего дипломата черный конверт из под фотобумаги. Он молча отдал Сергею этот конверт и попросил не вскрывать при нем, а потом добавил, что нашел его случайно, его оставил в парте сын Ольги Васильевны. Анатолий Петрович, хорошо знал Сергея, он учил его и не удивительно, что обратился именно к нему. Потом, тщательно подбирая слова, сказал, что очень много думал и в конце концов решил передать этот конверт Сергею, так как он слишком стар чтобы самому разобраться в подобном деле, но он обратился к нему именно как к представителю власти, которого он хорошо знает", а он, Сергей, в свою очередь знает Ольгу Васильевну, как прекрасную и обаятельную женщину, а она несомненно нуждается в помощи, тут он запнулся, тяжко вздохнул и вышел из кабинета оставив моего друга в полнейшем недоумении. (Похоже, что старик не подозревал о влюбленности Сергея, иначе не передал ему этот конверт) Сергей вскрыл конверт. Там были цветные фотографии (!), шесть штук. Вы наверное уже догадались, что на них было изображено? Короче, Серега, притащил их мне, попросив определить, не фотомонтаж ли это (я мог дать вполне квалифицированное заключение по этому вопросу). Причем вскрыть их, он так же, как и Анатолий Петрович, попросил после своего ухода.

Серега ушел. Я достал фото. На них была изображена Ольга, ее сын Лешка и еще двое пацанов, с различными вариациями. На этих фото они сношали ее во все дыры, иногда с использованием посторонних предметов: фаллоимитатора, бутылки из под шампанского (!), здоровенного огурца. На некоторых фото Ольга была полностью обнажена, на некоторых в сексуальном бельишке: чулки-сетка, черный пояс и проч. Одно фото заставило меня буквально содрогнуться: ее лицо крупным планом, во рту чей-то мелкий член, потеки спермы и взгляд, взгляд исполненный небывалой, звериной похоти. Она смотрела прямо в объектив, а мне казалось, что мне в глаза. Это любительское порно, по силе своего воздействия, по крайней мере на мое сознание, ни шло ни в какое сравнение с тем, что я видел раньше, да и позже тоже. Я был потрясен. Что же испытал бедный Серега?

0Когда я немного оправился от шока, то бросился исследовать фото, хотя с первого же взгляда понял, что ни о каком монтаже тут и речи быть не может. Мои предположения подтвердились, никакого следа я не нашел.

На следующий день, вечером пришел Сергей. Он рассказал мне о том, что поговорил с сыном Ольги и с теми двумя, что были изображены на фото, они были на год младше Алешки, учились классом ниже и были его дворовыми приятелями. Пацаны были насмерть перепуганы, но Сергею удалось их разговорить. Все подтверждалось. Лешка действительно трахал Ольгу.

Со слов Лешки, после смерти папы мама была совсем не своя. Она часто плакала по ночам. Лешка приходил ночью в ее спальню и утешал, как мог. Скоро они ложились спать только вместе. Ольга сама провоцировала сына, она ложилась спать в короткой комбинации, без трусиков. А потом и совсем голышом, причем просила сына тоже снимать трусы. Две первых голых ночи Лешка промучился с постоянной эрекцией, на третью он ухитрился засунуть свой член во влагалище якобы спящей матери и тут же спустить. Эту ночь они забавлялись до утра. Ольга брала в рот и в зад. Она сказала, сыну, что с этой ночи будет исполнять любое его желание. Она стала его сексуальной рабыней. Лешка гулял со своей матерью по всему городу и мог заставить ее отсосать в парке, среди кустов или оттрахать в кабинке таксофона, за тонированными стеклами, по его желанию она дрочила ему на заднем сидении такси и в темном кинозале.

След. страница -2-