Что такое хорошо и что такое плохо

Дарье М. было 35 лет, она была замужем и у нее было двое детей: сын 15 лет и дочь 14 лет. Для своего возраста Даша прекрасно выглядела - высокая, со стройной фигурой, красивыми ногами. Грудь хотя и немного обвисла после рождения детей, но, учитывая, что она была небольшой, плюс специальная гимнастика для укрепления мышц груди сделали свое дело и в целом смотрелась очень неплохо. Короткая стрижка вместе с точеной фигурой делали ее моложе. По крайней мере, кто не знал ее возраста, думал что ей нет еще и тридцати лет. Прическа вообще была ее особая забота - каждую неделю Даша ходила к своему парикмахеру, советовалась, подравнивала и придирчиво оценивала свои каштановые волосы.

Большой чувственный рот, выразительные глаза, тонкий изгиб бровей, правильные формы лица, за которым она также тщательно заботилась, дополняли общую картину. Даша была хороша, и знала это. Она любила свое тело, ухаживала за ним, придирчиво рассматривая его каждое утро в зеркале, и шла на работу удовлетворенная - больших поводов для беспокойства пока не было, хотя с каждым годом приходилось прикладывать все больше усилий для поддержания его в такой форме.

Даша любила мужчин, обожала быть в мужской компании, причем не только находится в ней, но и быть в центре внимания. Когда она ловила на себе заинтересованный мужской взгляд, то это наполняло ее положительной энергией, настроение повышалось и она чувствовала себя превосходно. И чем больше было таких взглядов, тем лучше она себя ощущала. Без такой подпитки Даша становилась просто стервой, обозленной и раздраженной. Ей как воздух было необходимо ежедневное, а еще лучше ежечасное подтверждение своей женской привлекательности в глазах представителей сильного пола. Это было как наркотик, без которого она не могла жить.

Впрочем, именно чтобы купаться в мужском внимании Даша и следила за собой, за своим телом, особенно придирчиво, отдавала этому массу времени и денег. Она знала, что здесь как в спорте, как только ты потеряла форму, то результата не будет. И потерять форму намного проще, чем ее восстановить. Только ежедневные занятия могли дать реальный эффект. И она ежедневно утром делала гимнастику, следила за питанием, регулярно посещала косметолога, парикмахера, дантиста, вовремя обновляла гардероб и даже посуду мыла в специальных перчатках, чтобы не повредить кожу рук. У нее была цель и она делала все, чтобы ее достичь.

Что касается секса, то ее отношение к этой стороне человеческого бытия было различным на различных стадиях ее жизни и изменения происходили на протяжении всего ее супружества. Замуж она вышла девственницей в 19 лет и поначалу секс ее особо сильно не привлекал. Она это делала больше для мужа, чем для себя. Кроме этого последовавшие почти подряд две беременности сделали ее заботой подготовку к материнству и последующая забота о маленьких детях. Но, тем не менее, после родов она стала ощущать в себе больше тяги именно к удовлетворению своих сексуальных желаний. Делала она это поначалу только с мужем, ни разу не изменив ему за первые десять лет супружества. Со временем Даша стала с интересом разглядывать порнографию и, уединившись с супругом в их спальне, пробовала экспериментировать. Постепенно она стала открывать совершенно новый для себя мир - мир сексуальных удовольствий и переживаний, мир сексуального удовлетворения со всеми его разнообразными удовольствиями.

Параллельно с этим она стала чувствовать больше мужского внимания к своей персоне и оттуда это пошло - легкий флирт вместе с просто заинтересованными взглядами стало ее вдохновением.

И что интересно, чем больше секса она получала, тем большее ей его хотелось. Это как воронка, засасывающая все глубже и глубже. И наоборот, когда у нее получались перерывы в занятиях сексом, то желание притуплялось. Поэтому Даша старалась не делать больших перерывов. К тому же со временем она обратила внимание, что регулярные занятия сексом повышают, в свою очередь, ее сексуальную привлекательность. Мужское внимание становилось более интенсивным и она получала такие мощные заряды энергии, что готова была трахаться каждый день и по несколько раз.

Постепенно секса с мужем ей стало не хватать и Даша почувствовала, что если она не найдет какой либо выход, то рано или поздно сорвется и ляжет в постель с чужим мужчиной, благо желающих было достаточно.

В результате, стесняясь, она пошла в сексшоп и купила себе вибратор, который видела в порнофильмах. С этого времени, будучи дома наедине, она стала самостоятельно удовлетворять себя, и со временем такие занятия стали ей все больше нравиться. Даша получала огромное удовлетворение лаская свой клитор пальцами одной руки, а второй держала вибратор, действуя им как членом (да к тому же еще и вибрирующим).

Однако, когда ей перевалило тридцать, то Даше и этого уже не хватало. Вибратор был хорошим подспорьем, впрочем, как и собственные пальцы, но только подспорьем между занятиями живым сексом с мужчиной, а ей все больше был нужен именно живой член, набухший, с мощной головкой, растущий в густых зарослях черных волос, при одном ожидании и предвкушении которого она уже изнемогала.

После тридцати она первый раз изменила мужу, потом второй, потом третий. Старалась не перебарщивать, не чаще одного раза в месяц, но к тридцати пяти Даша ложилась в чужую постель практически каждую неделю. У нее было два-три постоянных партнера, которые могли организовать встречу и провести ее на высшем уровне, в том числе на высшем уровне удовлетворить ее сексуально.

Но и с любовниками ощущения постепенно притуплялись, фонтан эмоций становился жиже, а встречи банальнее. Кроме этого муж стал чаще выпивать и их сексуальная жизнь почти прекратилась. Даша глубоко страдала по этому поводу, чувствуя, с одной стороны, свои все возрастающие сексуальные потребности, а с другой - невозможность их реализации "законным" способом.

Так получилось, что последним летом, отдыхая с семьей на даче, Даша заметила несколько раз, как ее сын Игорь подсматривал за ней, когда она мылась. Душевая у них была простенькая и при желании можно было подглядеть, что там внутри. Когда она в первый раз обратила внимание, что сын затаился и смотрит, то растерялась и не знала как себя вести. Однако она не отругала его, а продолжала мыться дальше. Более того, она почувствовала приятное разливающееся чувство, чувственный трепет, охватывающий ее всегда, когда она ловила на себе заинтересованный мужской взгляд. Да, это был не чужой мужчина, а ее сын, но тем не менее она получила такой же заряд энергии, как и раньше. Позднее она осмотрела место с которого Игорь наблюдал за ней и обнаружила свежезасохшие следы, похожие на остатки мужской спермы. Даша поняла, что Игорь онанировал, наблюдая за ней. "Нет, так нельзя" - подумала Даша. "Ведь это мой сын, нельзя такое повторять".

Однако на следующий день она опять боковым зрением обнаружила Игоря, подсматривающим за ней. И опять вопреки своему разуму ее охватило приятное чувство, что ее пожирают глазами. "В конце концов, я ведь не трахаюсь с ним, и у мальчика сейчас такой возраст, что ему все интересно. Пусть лучше здесь подсматривает, чем в другом месте. А то если его поймают, то потом не отмоешься. Слава будет по всему поселку. Ничего плохого в этом нет" - успокоила она себя. После этого Даша сразу успокоилась и продолжала спокойно мыться, тщательно вымывая свою киску и демонстрируя свою великолепную фигуру, заводясь при этом еще больше.

В этот же вечер она, уже заведенная, надела красивое белье, приготовила хороший ужин и решила добиться от мужа того, что ей хотелось в настоящий момент - потрахаться по полной программе. Больше ей было не с кем, так как ее партнеры остались в городе, а в дачном поселке заводить подобные знакомства она опасалась, так как на следующий день все бы все знали.

Но муж опять перебрал и все ее попытки эрегировать его член остались впустую. Даже миньет, который обычно давал хороший результат, на этот раз не помог. И оставив его засыпать она пошла на кухню, налила бокал вина и провела на веранде весь вечер, грустно наблюдая за пейзажем. Когда стемнело, она поднялась наверх, посмотреть все ли выключено и зашла в комнату Игоря. У него горел торшер, а он сам спал. Она села рядом с ним и залюбовалась сыном. У него было правильные черты лица (весь в мать), сильные руки (занимался водным полом), и сам он был физически развитым, высоким. Даша осторожно провела рукой по его волосам, потом встала, поправляя простынь, которой он укрывался и обратила внимание на бугорок у него между ног. Она сразу поняла, что это за бугорок и ей жутко захотелось посмотреть, какой член у сына. Она и раньше много раз его видела, но это было давно, да и не член это был, а писюн.

Так как сын дышал ровно и продолжал спать, то Даша осторожно задрала простынь и перед ее глазами предстало великолепное зрелище. Это был уже не писюн, а настоящий хуй, прямой, крупный, какие ей особенно нравились. Волос правда было немного, не подросли еще, но яйца, как и член смотрелись прекрасно. Игорь лежал на боку и член у него торчал как дышло. "Странно вообще" - подумала Даша, "разве у мужчин стоит когда они спят". Она знала, что по утрам перед пробуждением у мужчин член может эрегировать, но вечером вроде бы не должно. "Впрочем, в таком возрасте все может быть, может ему сниться что-нибудь эротическое, у подростков ведь бывают ночные поллюции". И тут она машинально погладила торчащий член, который оказался приятным на ощупь, упругим, крепким, прямо как хуй взрослого мужчины. От этого прикосновения в Даше разом проснулось ее неудовлетворенное этим вечером желание и ей страстно захотелось поласкать это чудо природы.

Она уже не могла оторвать руку от эрегированного красавца. Даша взяла его в руку, медленно оголила головку, венчавшую ствол. Она была розовой, блестящей и такой аппетитной что Даша сразу почувствовала приятно разливающееся в ней чувство сексуальной истомы, женского желания обладать этим хуем, почувствовать его в себе, покориться его напору. Но она четко понимала, что это член ее сына, и трахаться с ним нельзя, это плохо. "Ну а если я просто поиграюсь потихоньку, полижу, пусть даже он кончит, разве это плохо? Ведь мальчику нужна разрядка, иначе с таким красавцем он надует какую-нибудь пятнадцатилетнюю дурочку и она забеременеет, что мы будет делать? Нет, ничего плохого в этом нет, я как мать должна заботиться о сыне, и предохранить его от подобных неприятностей". Подумав так, она еще раз посмотрела на сына, который по прежнему спал и наклонилась к его члену, вытянув свои губки и охватив ими нежную кожицу головки.

След. страница -2-