День рождения мамы

Сегодня у мамы день рождения. Ей сорок семь. Гости уже ушли. Мы, два бобыля, сидим за праздничным столом и разговариваем.

Еще немного выпили, я включил телевизор. Программа уже кончилась. Показалась настроечная сетка, а из динамика полилась спокойная танцевальная музыка.

- Давай, потанцуем.- предложил я.

- Да ну, с чего это? Когда я танцевала в прошлый раз - лет двадцать пять назад, наверное. У меня ничего не выйдет.

- Выйдет, выйдет. Ты что, не знаешь, как сейчас танцует молодежь? Прижмутся друг к дружке и топчутся на одном месте, вот и весь танец. - я встал и взял ее за руку. Мама поднялась, опустила руку на мое плечо, другую вложила в мою ладонь и мы стали плавно кружить по комнате. В какой-то момент мама потеряла ритм и, рассмеявшись, обняла меня, прижавшись всей грудью. Поддерживая ее, я схватил маму за талию и привлек к себе.

Теплое облако мягко окутало меня, когда ее тело

соприкоснулось с моим.

- Ну вот, видишь...- мама собиралась сесть, но я продолжал удерживать ее .-Все, все - тень неуверенности проскальзывала в ее голосе. Мама легонько отталкивала меня, но я упорствовал, и она осталась стоять. Музыка увлекала, мы продолжили наш тихий танец. Теперь я держал маму за талию, а она обеими руками обвивала мою шею. Ее пышные груди касались меня, и тут я ощутил исходящий от нее магнетизм женственности. Мы остановились посреди комнаты. Я притянул маму к себе, тесно прижав ее волнующуюся грудь к своей, чмокнул ее в губы...

- Ты - очень интересная женщина! -неожиданно для самого себя я отвесил не совсем сыновний комплимент.

Мама с удивлением посмотрела на меня, и, вдруг смутившись, опустила взгляд. Я тоже почувствовал неловкость. И тут до меня дошло - я ощутил желание. Ясное, волнующее, все более возрастающее желание. Это был щемящие приятный ужас, я хотел владеть своей матерью...

Сквозь одежду я чувствовал ягодки ее сосков, мамин мягкий живот был плотно прижат к моему, ее руки все еще обнимали меня.

- Мама, поцелуй меня - волнуясь, попросил я. Она не шевелилась. Я тихонько приподнял мамино лицо за подбородок, растерянные мамины губы послушно последовали к моим. Ее глаза были закрыты, веки подрагивали. Тогда я сам припал к ее устам. Мама приподнялась на цыпочки, подалась вперед бедрами и коснулась животом моего напрягшегося члена.

- О, милый, как далеко мы зашли, пора возвращаться...- медленно прошептала она, вся зардевшись, и чуть приоткрыла глаза - но никуда не пошла, а наоборот, секунду помедлив, прижалась еще крепче.

Мой член упирался в нее, мама животом ощущала мою восставшую плоть. Мы стояли, и каждый ясно читал мысли другого. Наконец, я решился...

- Мамочка, я вижу, ты чувствуешь то же, что и я... Может быть, нам не стоит противиться? Или мне искать приключений на улице, рискуя приобрести французскую болезнь? Давай будем искренними... ведь мы же хотим насладиться друг другом, нам ничто не мешает. Гляди - я молодой, здоровый мужик, тебе не может не понравиться со мной. Ну, ведь ты сама этого хочешь! Оставим все условности...

Мама отстранила свое лицо, внимательно вглядываясь в меня. Прошла минута, и она тихо прильнула к моим губам, подарив глубокий, переполненный чувством поцелуй...

- Ах, ты прав, сынок... Нельзя противиться природе... - и принялась расстегивать молнию на боку. Затем скрещенными руками она взялась за платье у талии и медленно потащила его вверх, через голову. Мамино лицо скрылось за легкой драпировкой, зато показались голые тугие бедра, широкий зад и - мой член тут же задергался - едва прикрытая узенькими трусиками треугольная подушечка, поросшая вьющимися жесткими волосами. Между этим рельефным уголком и несколько отвислым животом пролегла неглубокая складка. Вместительный бюстгальтер едва сдерживал натиск маминых грудей.

Платье полетело на стул, крючки бюстгальтера щелкнули, и, наконец-то освободившись, колеблющиеся сферы упали вниз. Большие и тяжелые, повисшие мамины груди, раскачиваясь, смотрели в стороны темными розетками сморщенных сосков.

Избавившись от одежды, мама дала мне возможность подробно рассмотреть ее тело. Полноватая женщина, на полголовы ниже меня ростом, призывно и жарко глядела на меня, обнажив все свои прелести. Вряд ли можно было найти отдельную деталь, заслуживающую внимания эстета, но все вместе создавало чрезвычайно пикантный и сексуальный образ. К тому же, одно только сознание того, что эта немолодая женщина , готовая броситься вместе со мной в бездну любовных утех - моя мать, заставляло страстно трепетать напряженный член.

Мама перевела свой взгляд на оттопыренную часть моих брюк...

- Я вижу, ты тверд в своем решении совокупиться со мной.

- О, мамочка, еще как. - сказал я - Ты так желанна... Как я хочу!..

Разом сбросив одежду, я обнял ее. Мама раздвинула колени, я слегка присел, при этом мой стоящий член

оказался между маминых ног. Тогда она чуть сдавила его бедрами, и я застонал, поглощая эту нежную ласку. Мама обдавала меня своим взволнованным дыханием, она тоже была на взводе.

-Ну, родной мой, наш час настал, - страстно прошептала она - на, возьми свою бесстыжую мамочку.

Соединенные страстным лобзанием, мы повалились на высокую старую кровать. Мама нащупала мой член, раздутый до последнего предела, и и охватила его своей ладошкой.

-О! Какую прелесть я родила двадцать четыре года назад! Он возвращается в меня... Сейчас меня возьмет мой родной сын... о, как это возбуждает! Это самое приятное изо всех преступлений...Ну...давай же... Давай мне его, скорей!

Мама уже лежала на спине, подложив под ягодицы небольшую подушку. Она призывно подняла к потолку

широко разведенные ноги. Устроившись на коленях у ее пышного зада, я с удовольствием оценил всю опьяняющую непристойность этой картины прежде, чем опустился на зовущее тело. Я опустился на нее, грудью ощутив два разлившихся полушария и вздувшиеся соски на них, одной рукой обнял маму под шею, другой сжал ее грудь. Мой член тянулся к ее горячей плоти. Внимательно наблюдя за выражением ее лица, я решил немного растянуть удовольствие от первого вхождения...

- Мама, я хочу, чтобы ты подумала еще раз. Ты действительно согласна, чтобы я вошел в тебя?

- Милый, у меня нет ни капли сомнения! Я так давно хочу этого... Знай, я всю жизнь жду тебя, сынок! Войди же в меня... умоляю! Не мучай свою мамочку...

Я даже не успел спросить, предохраняется ли она. Все мое нутро затрепетало и я, не в силах больше сдерживать себя, двинулся вперед; подрагивая, мой истосковавшийся член пошел в родную мамину вагину. Мама обняла меня и подалась бедрами навстречу. Я ощутил плотное кольцо ее мышц, любовно охвативших меня у самых яичек. Наши лобки тесно прижались друг к другу, мама приняла мой член в себя...

Мама лежала подо мной с закрытыми глазами, радость и ожидание светились на ее лице.

- О, какой он у тебя! Заполнил меня всю...столько лет в пизде ничего не было... О, сыночек, выеби меня ...

Это был удар - я никак не ожидал от своей мамы таких выражений. Но - странное дело - от этих площадных слов мое желание стало менее грубым и эгоистичным, я всем телом ощутил, что я и мама - сейчас одно существо, одна душа.

Член потихоньку вышел из мамы, и я тут же забил его обратно. Подождав с секунду, я опять медленно пошел прочь, и опять резко воткнул. Еще... Еще... Я дразнил маму, наслаждаясь ее мечущимся телом. Она стонала и билась подо мной.

- О, милый! Во мне все дрожит. Ну, выеби мамочку, мой золотой... Потом поласкаемся, сынок, а сейчас, прошу тебя, еби меня, еби сильно! Мне нужно кончить. Умоляю, тебя изо всех сил, я сойду с ума, если не кончу сию же минуту.

И я начал делать то, что просила мама - жестко ебать ее. Я сосредоточенно утолял разбуженную мамину страсть, вгоняя в нее член чуть ли не вместе с яичками, и тут же выдергивал, чтобы опять всадить. Мама область, находясь в полуобморочном состоянии, потеряв контакт с миром, область жарко и страстно. Подмахивая, мама ударяла меня мокрой промежностью с такой силой, что мой лобок начал побаливать. Она будто хотела, чтобы мой член пробил ее насквозь. Надвинувшись, мама двигала своим мокрым влагалищем взад-вперед, потом почти совсем соскальзывала с члена , чтобы опять насадиться на него. Словно связанные каким-то чудесным рычагом, мы двигались синхронно и точно, и от этого ощущения стократно увеличивались.

Старая кровать визжала и трещала. Выражение маминого лица было ужасно. Каждый раз, наезжая на член, она кричала во весь голос. Я даже на всякий случай спросил...

- Тебе хорошо, мама?

- О, трудно представить, как. .. А!... А!...А!.. А!...

Мы двигались все быстрее и быстрее, я переместил руку под мамин зад, поддерживая большие ягодицы. Губами мама нашла мои губы и припала к ним долгим поцелуем. Я ответил ей. Поцелуй сделал желание мучительным, я качал ее сильно и быстро, на миг замирая, прижавшись лобком к ее восхитительному влагалищу. Мама вдруг широко раскрыла глаза и уставилась невидящим взглядом в темное пространство над нами. Мышцы ее тела напряглись, она вся подалась вверх, будто хотела забрать меня в свое чрево. Поняв, что вот-вот наступит развязка, мама оторвалась от моих губ и невнятно заговорила ...

0-О , моя радость... о, как я хочу... как хочу!.. Так ее... так... о, как сладко ... как сладко... я скоро... я сейчас... сейчас... Вот... вот!.. О, пришло!.. ПРИШЛО!!!.. А-А, ААА!!!. ААА!!!... ААА!!!...

Мама кричала во весь голос. И я стал спускать в ее недра. Все, до последней капли. Мама ощутила мое извержение и плотно прижалась ко мне разверстой промежностью, страстно предлагая себя для заполнения спермой. Глаза ее широко раскрылись, рот лихорадочно хватал воздух, на лбу обозначились вены.

-А-А-А-А-А-А!!!!

Несколько раз судорожно дернувшись, мама вцепилась

пальцами в мою спину. Крепко держа ее за плечи, я исступленно натягивал маму на дергающийся член, пока мы оба не иссякли.

Наконец, мама пришла в сознание. Ее лицо светилось счастьем. . Радостно улыбаясь, она стала покрывать мое лицо и шею быстрыми поцелуями, шепча...

-Милый мой, родной, наконец-то это случилось... такой мужчина... никто не делал мне так хорошо, никто... О, сыночек мой...

След. страница -2-