Лето одного дождя. Часть 2. Прогулки под дождем

Скованные одной цепью.В понедельник утром я проснулся позже, чем в выходные дни. За окном моросил дождик, напоминавший, что осень не за горами. Такой занудный мелкий осенний дождь. Я спустился вниз. Бабка куда-то убралась, оставив мне завтрак на столе. Я быстро поел и отправился к Катиному домику.

Его хозяйка тоже уже встала и завтракала. Было довольно прохладно, но на ней не было ничего из одежды. Я собирался повеселиться с ней в доме, но она сказала, что мы сейчас пойдем гулять.

- Но как? - спросил я. - Там же дождь идет.

- Он не такой уж и сильный, - сказала Катя. - Кроме того, это будет особая прогулка.

- И в чем её особенность? - поинтересовался я.

- В том, что наша одежда не промокнет. И ещё кое в чем, - заинтриговала меня Катя.

Мы допили чай и убрали со стола. Я догадался, что Катя предлагает прогулку нагишом. Мы уже валялись с её матерью на траве перед домом, но одно дело - у себя во дворе, где ты сам себе хозяин, и совсем другое - обходить местные окрестности, сверкая задницей.

- Пока разденься, - сказала мне Катя.

Я сел на кровать и стал раздеваться. Катя в это время рылась в шкафу. Я очень быстро разделся, так как на мне было немного одежды.

- Что ты ищешь? - спросил я.

- Одну вещь, - ответила Катя. - Посиди подожди.

Что мне оставалось делать. Я сидел и любовался её молодой упругой попкой, которая мелькала возле шкафа. Наконец, она нашла, что искала. Это оказались два шарика, не то пластмассовых, не то металлических, соединенных между собой тонкой железной цепочкой сантиметров 40 в длину. Сами шарики были размером с мандарин. Они были абсолютно гладкие. Лишь в том месте, где крепилась цепочка, на них был сделан выступ с отверстием под цепь. Я ещё не очень понимал, что Катя собирается с ними делать. Догадывался, но пока не говорил этого вслух. Она положила их на кровать рядом со мной, так что я мог рассмотреть их очень хорошо. Потрогав их, я убедился, что они из металла. А Катя вынула из холодильника масло подошла с ним ко мне. Сначала она, отрезав два кусочка масла, натерла ими шары, так, что они стали скользкими. Потом сказала, чтобы я лег на живот. Я сделал так и почувствовал, как мне на задницу лег холодный кусочек масла. А потом теплые и ласковые пальчики Кати стали размазывать этот кусочек по моему выходу, который, надо сказать был не очень чистым после сегодняшнего посещения уборной. Потом я почувствовал, как холодный шар коснулся моей задницы. Катя стала медленно погружать его в меня, но ничего не получалось. Моя задница сжалась и не хотела ничего пропускать внутрь. Я попробовал расслабиться, как тогда, когда Катина мать засовывала в меня свои пальцы. Сразу же все вышло, и Катя быстро загнала шар мне в задницу. Было ужасно тесно у меня в заднем проходе. У меня возникло ощущение, что я сейчас обосрусь. Казалось, что шар выскочит из меня. Но через некоторое время все улеглось, и хотя я и ощущал его в себе, он не особенно меня беспокоил. Я встал с кровати. Между ног у меня свисала тонкая цепь, на которой болтался второй шар, который задевал меня по ногам.

Катя легла на кровать и попросила меня, чтобы я сделал с ней то же самое. Я взял кусочек масла и, разведя в стороны её ягодицы, положил его на маленькое коричневое отверстие. Потом я растер масло, засунул один палец внутрь её ануса и немного смазал там. Затем я взял шар и положил его между Катиных ягодиц. Это было просто фантастическое зрелище! Я стал давить на шар, и он плавно стал входить в Катю. Маленькое отверстие растянулось и обхватывало шар по экватору. Ещё одно усилие - и Катина попка полностью его поглотила. Из неё торчала только цепочка.

Теперь мы были связаны с Катей одной цепью. Она встала, и, перекинув ногу через цепь, сделала так, что цепь свисала сзади нас. Она взяла меня за руку, и мы отправились на улицу. Там мы подошли к бочке, и вымыли руки от масла.

- Ну, теперь пойдем, - сказала Катя.

- А нас никто не увидит? - спросил я.

- Ты боишься? - удивилась Катя. - Не бойся. Кто ходит по улице в такую погоду.

- Ну, если что мы, наверное, сможем спрятаться, - сказал я, чтобы себя успокоить.

Мы взялись за руки, и вышли из калитки. Идти было не очень удобно, так как у меня в заднице был металлический шар. Но вместе с тем меня возбуждала мысль, что сейчас я иду по лесу с девушкой, при этом мы абсолютно голые, да ещё и связаны таким оригинальным способом.

Сначала мы шли по тропинке, но дождь, скапливаясь на деревьях, собирался в большие капли, которые, падая на наши обнаженные тела, заставляли нас содрогаться от холода. Тогда мы свернули с тропинки и шли рядом с ней. Тут дождь шел меньше. Но случилось непредвиденное обстоятельство. Проходя по этому бездорожью, мы расцепили руки, чтобы обойти молоденькую березку. Мы совсем забыли, что между нами свисает цепь. Она зацепилась за дерево и натянулась. Тут же я почувствовал, как из моей задницы пытаются вырвать шар. Это было очень неприятно. Не знаю, что почувствовала Катя, но мы сразу же подали назад. Во избежание в дальнейшем таких ситуаций, мы прижались друг к другу и крепко обнялись руками. Катина рука лежала на моей заднице, а моя ласкала её попку. Нам было очень приятно так идти, только очень холодно. Дело в том, что лиственный лес кончился и пошли сосны, которые не очень защищают от дождя. Да ещё и земля была покрыта их иголками, которые кололи наши босые ноги. Поэтому мы вернулись на тропинку.

Скоро показался просвет. Мы подошли к полю. Там была развилка. Мы могли пойти к станции, или же к речке, только другим путем, в обход всех дач. На станцию мы решили не ходить, так как там, наверное, кто-то есть. А вот на озеро мы решили пройти. Мы вышли на мокрую дорогу и наши ноги по щиколотку погрузились в холодную жидкую грязь. В это время мы услышали сзади какой-то шум.

Там ехала машина. Она была слишком далеко, чтобы сидящие в ней обратили на нас внимание, но она приближалась и должна была проехать там, где мы стоим. Был только один выход - мы прыгнули в злаки, которые росли на поле, и легли там. Мы укрылись с головой. По какому-то негласному договору мы с Катей легли на спины, и теперь растущий хлеб колол и щекотал наши задницы. А мой член стоял параллельно этим колосьям. Машина с шумом прокатила мимо. Когда я собирался встать, Катя хитро улыбнулась и полезла себя в прическу. Оказывается, она как-то спрятала в своих волосах презерватив. Облизав мой член, она одела его в прозрачную одежку и, переступив через меня, опустилась мне на живот. Аккуратно она вставила мой член себе в щель, и, слегка вздохнув, стала легонько подпрыгивать. Я получал супер удовольствие от этого секса в поле, где нас чуть не увидели голыми вдалеке от дома. Правда моя задница была вся исколота колосьями, но я трогал Катю за груди, и мой член был в тепле её вагины.

Когда я кончил, мы поцеловались. Катя сняла презерватив и выжала его содержимое себе на грудь. Затем мы приподнялись, и, убедившись, что вокруг ни души, вышли на дорогу. Мы прошли поле, и вышли на поросшую травой поляну, которую пересекала узкая тропинка. Она была настолько узкой, что мне пришлось переступить через цепочку и прижаться к Кате сзади. Я положил свои ладони ей на мокрую грудь, а членом прижался к её милой попке. При такой ходьбе я очень сильно возбудился. Кстати, пока мы шли по тропинке, мы увидели, как по кромке леса шла какая-то бабка. Она посматривала на нас, но нам она показалась незнакомой, так что мы продолжали свой путь.

Потом мы пошли по мокрой траве, которая сразу же омыла наши босые ноги. Теперь мы шли рядом и говорили о том, что могла делать эта старуха в лесу, и как она, наверное, офигела, увидев нас. Подойдя к реке, мы увидели ещё одного человека. Это был какой-то дед. Он ловил рыбу и спал. Так что мы прошли в пяти шагах от него, а он даже и не заметил. Вот мы и подошли к домику на берегу реки. Сейчас, когда дождь припустил изо всех сил, дом казался мне особенно уютным. Мы вошли в него, и Катя предложила искупаться в реке под дождем.

Мы вышли на берег. Свинцовое небо нависало над противоположным берегом, который сейчас принял малахитовый оттенок. Вода казалась очень чистой, в ней отражалось и небо, и малахитовый лес. Только отражение прыгало от капель дождя. Каждая капелька ударяла по поверхности этого природного зеркала, и от неё разбегался круг. Было очень красиво. Мы с Катей взялись за руки. Коснувшись воды ногой, я убедился, что вода во время дождя гораздо теплее, чем обычно. Или просто вокруг слишком холодно? Мы попробовали поплыть, но ничего не вышло. Цепочка, связывавшая наши зады, мешала плыть. Тогда мы просто встали в воде по шею и ласкали друг друга. А когда вышли, то, аккуратно пройдя по мокрому песку, чтобы не запачкаться, вошли в дом.

Там Катя достала какие-то полотенца, и мы вытерлись. Она снова зажгла керосинку и в доме воцарилась загадочная атмосфера. Потом она сказала, что ей нужно достать одну вещь и чтобы я ей помог. Мы зашли за кучу хлама, и на каком-то косом от времени комоде стоял... Я даже не знаю, как это называется: патефон, граммофон, но что-то в этом роде. Я взял его и поставил рядом с керосинкой. Катя что-то покрутила в нем, и, надо же! Он зазвучал. Заиграла какая-то очень старая музыка. При этом всё шипело, даже слова толком разобрать нельзя было.

0- Белый танец, - сказала Катя. - Дамы приглашают кавалеров.

Я, конечно, сразу же согласился потанцевать, тем более что был привязан к ней в буквальном смысле слова. Мы переступили через цепочку, так что она теперь свисала между ногами. Я обнял Катю за талию, а она положила мне руки на плечи. Мы крепко прижались друг к другу и стали танцевать. Я ещё никогда не представлял, что можно танцевать вот так - без одежды, да ещё когда цепь свисает между ногами. Катя шептала мне что-то на ухо, я также тихо отвечал ей. А музыка звучала! Мне захотелось поцеловать эту девушку, и я поцеловал её. Она ответила мне поцелуем. Мне не хотелось, чтобы музыка заканчивалась, хотелось кружиться с этой прекрасной девушкой. Но довольно скоро - это только когда хочешь, чтобы что-то закончилось, оно не кончается, а все приятное заканчивается весьма быстро - музыкальный ящик скрипнул, пшикнул и заглох.

- Наверное, завод кончился, - сказала Катя.

Мы снова окунулись в реке. Тут мы обратили внимание на то, что дождь утих. Катя сказала, что нам надо поторопиться домой, так как, когда дождь закончиться совсем, мы не сможем так незаметно пройти мимо дач. Тогда мы незамедлительно покинули дом. Сейчас мы шли по открытому пространству, и нас мог увидеть любой прохожий. Но из-за дождя малочисленная публика не высовывалась из домов. Мы пошли за дачами, пригнувшись, чтобы нас не было видно. Идти было не очень удобно, так как дорога была скользкой. Босые ноги скользили по глине. Несколько раз мы падали на землю, причем сначала падал один из нас, а второй падал на него, так как цепь тянула его вниз.

След. страница -2-