На коленях

Николай не ходил в этот день на работу, потому что у него болела голова, и была высокая температура. Жена была на работе и должна была вернуться сегодня поздно, зато скоро должна была вернуться его дочь Настя из школы. Ей было 14 лет, и она училась в девятом классе.

Делать было нечего и отец решил посмотреть порнуху, он достал кассету из шкафа - это было жесткое порно с говорящим названием "Глубоко во плоти", засунул кассету в виде, взял пульт, сел в кресло и стал смотреть. Он смотрел эту кассету уже много раз и делал это из-за того, что секс с собственной женой ему уже надоел и ему хотелось чего-то нового. Его член стал твердым, и возбуждение приятной волной разлилось от низа живота по всему телу. Он решил, как всегда, подрочить и успокоится, но тут он услышал, что открывается входная дверь - дочь пришла из школы. Он резко переключил канал, но не успел вытащить и спрятать кассету, так что она так и осталась в видеомагнитофоне. На другом канале шел концерт новой попсовой группы.

Настя забежала в комнату, бросила сумку с учебниками и радостно сказала:

- Привет, пап. Мне сегодня Игорь Андреевич пятерку по географии поставил.

Николай подумал, что тут что-то не чисто с этим учителем географии, что не просто так он юным своим ученикам ставит пятерки.

- Молодец, Настенька. - похвалил дочь отец. Он посмотрел на свою дочь с гордостью - она была уже большой, с пышной грудью и пухленькой юной задницей. На ней была белая блуза короткая мини юбка. Под блузкой ничего не было, и ее соски выпирали очень возбуждающе. Не зря географ ставил ей хорошие отметки по своему предмету, и хоть Настя делала вид, что не знает, почему так на самом деле знала, в чем тут дело, и пользовалась этим на все сто.

- Пап, а с каких пор ты смотришь попсовые концерты? Ты же их не любишь? - Настя очень сильно удивилась, она не знала, сто отец случайно ткнул на этот канал.

- Да... я только включил телевизор. - оправдался отец.

Настя с детства любила сидеть на коленях у отца, но мама не разрешала ей этого делать, так как она уже была большая и ей не следовало так поступать. Но когда мамы не было дома, Настя с удовольствием прыгала на колени к отцу, когда он смотрел телевизор. Вот сейчас был как раз тот момент, и она села к нему на колени и взяла пульт.

- А, что за кассета у нас осталась в видике. - она увидела, что там есть кассета, так как горела маленькая лампочка на видике. И она переключила канал...

- Нет! Стой!

Но было поздно - Настя увидела, как огромный толстый, блестящий от влаги хрен здорового негра, погружается с размаху в женскую плоть. Секунду Настя соображала, что такое она видит, и у нее заныло там внизу. Она почувствовала, что потекла, а снизу в нее стал упираться через штаны, рвущийся наружу член. Она схватилась за него рукой и стала жадно мять, елозя тем временем на коленях.

- Настя, что та делаешь!!!? - запротестовал Николай.

- Пап, я уже не маленькая, но мне не нравится делать это со сверстниками. Они ничего не умеют. Я хочу с тобой, только с тобой и прямо сейчас... - она уже вытаскивала член наружу под дружные стоны телевизора и отца, захватившего ее жадно за спелую грудку. Он сжимал ее плоть, как обезумевший, он хотел ее и в нее. Она сползла с его коленей и схватила член губами и стала жадно сосать его, засовывая язычок в солоноватую дырочку. Николай хрипел, стонал, и подмахивал задом, засовывая свой огромный член ей в рот по самые яйца. Он кончил ей в рот с диким воплем, выгнувшись дугой в кресле. Когда он обмяк в кресле, она продолжила сосать член, пока она не встал, как кол снова. Она стащила с себя юбку и, залезши на него сверху, с размаху насадилась на него. Она прыгала на нем, запрокинув назад голову и громко стоная. Эта дикая скачка продолжалась минут семь, после чего она дико завыла, как волчица и кончила, оставляя красные отметины на теле отца своими ноготками. Сразу, видя, как кончает его дочурка, Николай кончил, хрипя и дергаясь, как бы в судорогах. Она слезла с него и член, выходя из нее сделал легкое "чмок".

- Не говори маме, если хочешь еще... - сказала она заговорщицки и пошла в душ.

- Не скажу, куколка. - он улыбнулся.

Она знала, что не скажет, ведь жена не могла дать ему, то, что могло ее юное тело. Короче, они стали весело проводить время и дома, и когда ездили вдвоем на дачу.