На привале

Моя мать заядлая туристка. Почти каждые выходные она ходит в поход, куда-нибудь в лес, на природу. Одна или с друзьями, иногда берет меня с собой.

Как-то раз перед Новым годом у мамы был отпуск, а у меня начинались каникулы и мы решили совершить двухдневную прогулку по окрестным лесам, на лыжах, с ночевкой в избушке лесника. Вообще-то это была не избушка, а скорее небольшая хижина, и никакого лесника там естественно не было, просто на картах она так обозначалась.

И вот настал долгожданный день. Мы с мамой, с лыжами, нагруженные тяжеленными рюкзаками с одеждой, едой и еще многими полезными в походе вещами, вышли в поход.

Добравшись на электричке до нужной станции мы вышли и сразу углубились в лес.

Описывать наше путешествие нет смысла. Зимний лес, деревья одетые в белые платья из снега, легкий морозец покалывающий кожу. Чтобы рассказать обо всем можно написать целый роман, и не рассказать половины. Да и рассказ мой не об этом.

До избушки мы дошли часа в четыре вечера. До темноты оставалось недолго, а нужно было еще многое сделать, насобирать дров (дрова были, но мама сказала что мы собираем для тех кто придет после нас), приготовить ужин и приготовиться к ночевке (избушка была старая и кое-где уже были щели их надо было заделать).

Мама занялась ужином, а я пошел собирать дрова. Видно в избушке довольно часто устраивались ночевки, так как вокруг нее все подходящие деревца были срублены и пущены на дрова. Мне пришлось идти довольно далеко пока я нашел то что было нужно. Примерно через часа полтора я дотащился, с последней партией из двух засохших деревцев, до избушки. Мне оставалось их только нарубить и сложить в поленицу. Заканчивал я работу уже в полной темноте, при свете фонаря. На часах было уже восемь часов вечера.

В избушке меня ждала мама. В домике было жарко натоплено, а на печке стоял ожидая меня горячий ужин, только сейчас я понял что с утра ничего не ел.

Пока я ползал по лесу я весь вывалялся в снегу, во время работы снег на мне растаял и теперь я стоял мокрый с ног до головы. Увидев меня мама всплеснула руками:

- Скорей переодевайся, а то простудишься, - и бросилась снимать с меня мокрую одежду.

Через пол часа я, переодевшись в сухую одежду, сидел за столом и с жадностью ел. Мама сидела напротив, доедая свою порцию, и ласково смотрела на меня. Я не понимал почему она смотрит на меня так пристально. Но мама, как бы в ответ на мой смущенный взгляд, ласково улыбнувшись и потрепав меня по волосам, сказала:

- Люблю смотреть как мужчины едят.

Я почувствовал гордость от такого маминого заявления. Я попытался улыбнуться, но с полным ртом это получилось довольно смешно, и мама тут же рассмеялась.

Поев я пошел мыть посуду, а мама стала раскладывать постель.

Когда все было готово мама подошла ко мне с двумя кружками, в которых плескалась прозрачная остро пахнущая жидкость, и двумя бутербродами.

- Спирт?, - спросил я.

- Да. Настоянный на травах. Выпей, это для профилактики, а то еще заболеешь. Что я с тобой тогда буду делать?

Я взял кружку в руки. Принюхался.

- Пей залпом, - предупредила мама, и выдохнув воздух выпила содержимое кружки, и закашлявшись закусила бутербродом.

Я последовал ее примеру. Это было похоже как если бы я вылил себе в рот кипяток. Волна раскаленной жидкости пронеслась до желудка и взорвалась там. Дыхание перехватило, и я разразился приступом кашля. Когда я пришел в себя мои глаза слезились, а мама хлопала меня по спине.

- На вот заешь, - сказала она.

Я взял бутерброд и стал жевать его, пытаясь унять текущие из глаз слезы.

Наконец мы стали укладываться спать.

Я был сильно удивлен что мама разложила лишь один спальный мешок, но она сказала что избушка старая, щелей полно и за ночь все тепло наверно выдует, а вдвоем нам будет не так холодно. Спирт выпитый мной уже дошел до мозга и протестовать я не стал.

Раздевшись до трусов я забрался в спальник. Мама тщательно заперла дверь, и погасив свет и раздевшись забралась ко мне в спальник (как я понял по своим ощущениям на ней оставались лишь коротенькая майка и трусики).

Я повернулся на бок впуская маму. Она легла сзади меня, прижавшись к моей спине своей твердой грудью и обняв меня.

Я закрыл глаза и сразу же провалился в глубокий сон.

Мне снился сон:

Я стоял в лесу. Было лето. Все вокруг цвело, зеленело, и радовалось жизни. Я не мог понять где нахожусь, но почему-то был твердо уверен что, никакая опасность мне не угрожает.

Оглянувшись вокруг я увидел неподалеку какую-то женщину которая стоит прислонившись к дереву, и как будто чего-то ждет. Я направился к ней.

Подойдя ближе я увидел что на женщине абсолютно нет никакой одежды (конечно если не считать таковой венок из ромашек). Женщина была немолода (наверно что-то около сорока лет), у нее были густые темные волосы доходившие до ягодиц. Груди были большие и на вид тяжелые, немного отвисшие (толи от своей тяжести, толи от возраста) но от этого выглядевшие еще соблазнительней, с крупными сосками окруженными нежно розовыми ореолами. Ее животик имел приятную округлую форму. Внизу живота я разглядел совершенно не прикрытый волосами лобок, внизу разделенный на две припухлые губки, в месте схождения которых располагался ключик к воротам рая. Ее широкие бедра постепенно сужаясь к низу переходили в две прекрасные ножки.

Я окрикнул ее. Женщина встрепенулась, бросила на меня быстрый взгляд, и бросилась от наутек. И только сейчас я заметил что на мне тоже нет одежды. Я кинулся вслед за женщиной в надежде объяснить что не причиню ей вреда.

Я едва успевал за женщиной, а она словно играла со мной, появляясь в нескольких метрах от меня но совершенно не с той стороны в которую я бежал.

Мне понадобилось довольно много времени понять это. Это меня так разозлило, что когда в очередной раз беглянка выскочила сбоку от меня, я резко развернувшись и издав звериный рык, прыгнул на свою жертву. И хотя она была наверное метрах в десяти от меня, я пролетел все это расстояние по воздуху, и сграбастал свою добычу.

Я понял что все что произошло было что-то вроде любовной игры, предназначенной для разжигания страсти в любовниках. Мой член к тому времени стоял как каменный. Подмяв женщину под себя, я ногой раздвинул ее бедра и резко всадив в нее свой изнывающий член, стал ее быстро-быстро трахать.

Женщина не сопротивлялась, страстно дыша и подмахивая мне бедрами.

Вдруг вокруг все померкло и я очутился в полной темноте. В следующую секунду до меня дошло что я все еще сжимаю с своих объятиях мягкое, податливое, и такое желанное женское тело. Одна моя рука мнет ее груди, другая по хозяйски сжимает промежность, ну а стоящим колом членом я трусь о мягкую попку, трепещущей в моих объятиях, женщины.

Вдруг я услышал какое-то бормотание, но ни слова не разобрал, только то что в голосе чувствовались нотки удивления, недоумения и немного страха.

Я по инерции ткнулся членом в расселину между половинок ее попки. Женщина вздрогнула, просунула руку назад и нащупала мой член.

Снова раздалось какое-то бормотание, но в голосе уже не было страха.

Она стала одной рукой высвобождать мой член из трусов, а другой расчищала доступ к своей киске. Когда все было готово я снова с размаха ворвался в раскрытое влагалище. Из ее груди вырвался стон радости, а тело задрожало предвкушая грядущее наслаждение.

Что происходило дальше я помню смутно.

С бешеной скоростью я стал таранить влагалище своей сказочной партнерши. Она сладостно стонала и подмахивала мне бедрами. Руками я мял ее груди и ласкал клитор.

Сколько это продолжалось не помню. Несколько раз тело женщины сотрясали мощные судороги, по которым я понимал, она кончила. А я не смог разрядиться ни разу, хотя и не сдерживался.

Когда женщина стала сопротивляться, стараясь заставить меня прекратить еблю, мой член был напряжен еще сильнее чем в начале. Он весь гудел от напряжения, и уже начинал болеть. Тогда я решил использовать последнее средство. Я резко вытащил член из влагалища, и приставив его к попке партнерши резко надавил.

Снова раздался голос женщины. Теперь он был наполнен протестом, страх, немного болью Но было уже поздно.

Мой член легко проскользнул в ее попку (толи потому что попка была обильно смазана ее соками, толи мы в порыве страсти просто не заметили боли), и я с утроенной силой стал ее ебать. Она только вскрикивала при особо сильных толчках.

Вскоре я почувствовал что приближаюсь к долгожданному оргазму. Когда я понял что кончаю, то вытащил член из сладкой попки и снова воткнул его во влагалище. В следующую секунду мой член взорвался потоком спермы. Женщина почувствовав в себе неудержимый поток спермы присоединилась ко мне в своем, сметающем все преграды на своем пути, оргазме. Кончал я долго, изливая в гостеприимное влагалище, богатые запасы своего семени. Надо сказать что сперма впитывалась им как вода в песок.

0Мы были опустошены полностью, я жутко устал, хотя усталость была такой сладкой. Я нежно обнял все еще трепещущее тело своей партнерши и моментально провалился в небытие.

Проснулся я довольно поздно, на улице светало. Мама уже встала и готовила завтрак. Нам нужно было много пройти в этот день чтобы попасть домой.

Мама заметив что я проснулся, весело улыбнувшись сказала:

- Вставая соня. Пора завтракать.

Я выскочил из спальника.

Вдруг мамины глаза округлились, а на лице отразился ужас. Я посмотрел на себя и понял что стою перед ней совершенно голый. В моем мозгу моментально всплыли картины ночного происшествия. Я с ужасом понял что этой ночью я ОТЕБАЛ СОБСТВЕННУЮ МАТЬ.

Мама тоже все поняла. На ее глаза стали наворачиваться слезы. Я подошел к маме и обнял ее.

- Мамочка я тебя люблю!!! Не плачь. Пожалуйста.

- Это я от счастья. Я-то дура думала что это сон. - прошептала мама уткнувшись мне в плечо лицом.

- Все равно не плачь.

Потом мы, быстро собравшись, ушли дальше в поход.

Вернувшись домой я первым делом завалил маму с постель и хорошенько оттрахал. А через девять месяцев мама родила мне дочку.