Приключение Семейства

Я, моя жена, сын и дочь очень устали. Мы шли пешком с самого полудня, а уже начинало темнеть, и пора было останавливаться на ночлег. Вместе с сыном мы довольно быстро установили палатку и развели огонь. Жена разогрела консервы и в начале десятого мы, уже плотно поужинавшие, смогли расслабиться у костра. После почти двадцати километрового марша, это было подобно райскому наслаждению.

Неспешная беседа которую мы вели, еще больше нас расслабила и меня уже потянуло ко сну. Именно в этот момент начался дождь. Впрочем, слово дождь могло слабо описать те потоки воды, которые разом хлынули на нас с неба. Впопыхах мы стали прятать наши разложенные по все поляне вещи в палатку, а когда наконец смогли спрятаться туда сами, были уже промокшими до костей. Замершие и насквозь мокрые, мы сбились в платке подобно мокрым котятам.

- Нужно быстрей снять мокрую одежду, - Катя с тревогой смотрела на наших детей, - Или мы точно подхватим простуду.

- Полностью с тобой согласен. - Я тоже взглянул на детей которые не в силах ответить, могли лишь стучать зубами. - Давайте соорудим что нибудь вроде ширмы.

Вместе с женой мы смогли натянуть покрывало, разделив палатку пополам. Денис, наш старший которому лишь недавно исполнилось пятнадцать, подхватил рюкзаки матери и сестры, и сунул их под покрывало, свой рюкзак он забрал на нашу половину. Моя дочь Анжела, все это время стояла у входа в палатку и лишь тихонько дрожала. Капли воды с ее одежды падали на пол, собираясь в лужицу. Я не мог не заметить ее соски, торчавшие сквозь мокрую ткань футболки и бюстгальтера. Она была всего на год младше Дениса, но даже в четырнадцать лет выглядела сногсшибательно... длинные светлые волосы, приятные округлости фигуры, лишь недавно появившиеся, но уже такие притягательные для мужского глаза.

Как только с ширмой было покончено, женщины ушли на свою сторону и опустившись на пол стали раздеваться. Я уже стягивал футболку, когда из-за ширма раздался Катин голос...

- Мальчики, вы не будете возражать, если мы заберем у вас фонарь? Здесь слишком темно.

Откинув край покрывала, я передал им наш аккумуляторный светильник, который жена поставила у стены палатки. Луч света упавший на покрывало, со скрупулезной точностью обрисовал силуэты раздевающихся женщин. По началу я даже не заметил это, продолжая раздеваться.

Стягивая джинсы, Денис повернулся ко мне спиной, хотя обычно он не страдал особо скромностью и особенно передо мной. Именно тогда я и заметил тени жены и дочери на ткани покрывала. Они уже были полностью обнажены, острые соски Анжелы не давали в этом сомневаться, и теперь копались в своих рюкзаках. Зрелище было настолько возбуждающим, что я тут же почувствовал приток крови к своему члену. Так вот почему Денис отвернулся, озарило меня, у него тоже встал.

Я постарался выкинуть это из головы и быстро стянув мокрое нижнее белье, заменил его сухой парой. Надев чистую футболку и сухие шорты, я наконец почувствовал как тепло постепенно возвращается в мой организм.

- Эй, милая? Ты случайно не прихватила с собой что нибудь горячительное? - обычно мы всегда берем с собой в поход бутылочку ликера или что нибудь подобное.

- Да, ты просто читаешь мои мысли, - голос жены заметно повеселел, - Она в наружном кармане твоего рюкзака.

Немного покопавшись, я наконец извлек на свет почти литровую бутылку заполненную темной жидкостью.

- Да, это именно то что требуется после такого дождя. - я с легкостью откупорил крышку, и вдохнул приятный аромат спиртного.

- Думаю, нас всех это хоть немного согреет.

- Нас? Ты имеешь в виду и детей тоже?

Обычно моя жена была против спиртного, и запрещала детям пить даже шампанское. Денис, натянув сухую футболку, просительно смотрел на меня.

- Ну не знаю, наверно это действительно им не повредит.

- Конечно нет, папа, - быстро добавила Анжела, - Мы с Денисом замерзли не меньше чем вы с мамой.

- Ну ладно, наверно мы все это заслужили. Но по немного. Я не хочу стать причиной алкоголизма собственных детей, даже из благих целей об их здоровье.

- Не бойся папа, - в голосе Анжелы слышался смех и предвкушение "взрослых вещей".

Вместе с бутылкой я повернулся к натянутой перегородке и снова увидел силуэт своей голой дочери. Вытянув руки вверх, она как раз надевала на себя майку. Взглянув на Дениса, я заметил что он так же с увлечением поглядывает на игру теней, но он наблюдает за своей матерью. Катя стояла нагнувшись над рюкзаком и ее полные груди слегка раскачивались в такт движениям рук. Смотреть на это, для нашего сына, наверняка было настоящей пыткой.

У меня снова стал вставать и я быстро присел, стараясь скрыть выпуклость на своих шортах. Мое движение привлекло внимание сына, и он коротко взглянул на меня. Я нервно рассмеялся...

- Ничего себе шоу, - прошептал я. - Вот, возьми...

Я протянул ему бутылку. Денис подхватил ее и сделав первый глоток, тут же закашлялся.

- Ничего себе, крепкая штука.

- Зато прогреет тебя до самых пяток.

- Да, - мальчик улыбнулся, - хотя вкус мог бы быть и получше.

Я забрал у него бутылку и тоже сделал глоток. Жидкое пламя окатило мое горло, и устремилось вниз по пищеводу, приятно согревая все тело.

Анжела выбралась из-за занавески, и уселась рядом с нами на спальном мешке. Я вручил ей бутылку и позволил сделать несколько мелких глотков. Вскоре Катя закончила с переодеванием и свернула уже не нужное покрывало.

Немного отошедшие от холода, мы снова возобновили беседу, изредка потягивая спиртное из горлышка. Говорили в основном дети, а мы с женой лишь слушали их, изредка поддакивая.

Минут через пятнадцать после того как бутылка опустела, я внезапно почувствовал что спиртное подействовало на меня довольно сильно. Взглянув на Катю, я заметил что и ее тоже развезло, нельзя было сказать что она была совсем пьяная, но глаза ее явно блестели от избытка алкоголя. Однако наши дети казались совсем трезвыми, хотя на их неокрепшие организмы ликер должен был подействовать значительно сильней.

Анжела, как раз в этот момент безостановочно жужжавшая по поводу школы, своих подруг и последних модных тенденций, внезапно резко сменила тему...

- Мам, мне кажется, что я не симпатичная и совершенно не привлекательна для мальчиков из нашей школы.

- Что ты, дорогая... - язык моей жены немного заплетался, - Ты великолепная девушка! Мальчики наверняка просто стесняются твоей красоты. У тебя красивое лицо и потрясающая фигура. Правда, Сергей?

Катя взглянула на меня, ожидая поддержки.

- Да! - я ответил слишком быстро, - Ты становишься очень сексуальной девушкой, которая будет сводит с ума любого мужчину!

- О, папа, ты пьян.

- Не исключено. - под общий смех я перелег на спину, убрав руки под голову, - Но все таки я думаю что ты очень горячая штучка.

На какой-то момент в палатке повисла тишина, Анжела покраснела. Я не мог не заметить движение ее груди под тонкой тканью, в такт дыханья. Я действительно был прав, и плевать хотел на все остальное, моя четырнадцатилетняя дочь была действительно горячей штучкой.

- А что насчет меня? - Денис первый прервал неловкую паузу, - Девушки будут любить меня?

- Конечно, крошка, - ответила моя жена, - Иди сюда. Садись рядом со мной, мне кажется, ты действительно нуждаешься в небольшой ласке.

Денис опустился рядом со своей матерью, и Катя заботливо прижала его к себе, приобняв одной рукой. Я не мог не заметить, что он положил свое лицо прямо на ее прикрытую ночнушкой грудь. Если бы я не был так пьян, то я мог бы поклясться, что при этом он улыбнулся мне.

- Ты сказал это серьезно, пап? - Анжела смотрела на меня, слегка прикусив нижнюю губу.

- Конечно дорогая. Ты красива девушка... и наверняка очень чувственная (моя речь была немного нечленораздельной). Мальчики еще просто не научились быть с тобой рядом.

Она медленно подползала ко мне.

- Но почему они этого не делают? Я имею ввиду, если я так красива, почему они не хотят дружить со мной.

- Может быть они слишком сильно возбуждаются в твоем присутствии, и стесняются этого. - Примерно как я сейчас, подумал я, глядя на свою приближающуюся дочь. Если бы ворот ее майки был чуть попросторней, я бы мог уже видеть ее соски.

- Возбуждаются? Как я могу их возбуждать? - Анжела была уже практически рядом со мной.

- Потому что ты очень красива и сексуальна. Твои ровесники еще слишком малы, - я неотрывно смотрел в вырез ее майки, - И находясь рядом, они видят в тебе женщину, готовую на секс, а это еще пугает их.

0 - Ты подразумеваешь, что я сексуальна подобно взрослой женщине? - Теперь Анжела была прямо надо мной, и смотрела на меня сверху вниз.

- Да, дорогая. Ты красива и сексуальна как настоящая женщина.

Она обхватила мою шею руками и прижалась лицом к моей груди. Я тоже слегка обнял ее за спину.

- О, спасибо, папа. - В ее голосе слышалось неподдельное облегчение. Наверняка это долго мучило ее, и если б не выпивка, она бы так не разоткровенничалась. Со злостью к себе я почувствовал, что в этот момент такого серьезного разговора с дочерью все, о чем я могу думать - это мягкость ее груди прижимающейся ко мне и запах ее шелковистых волос, щекочущих мое лицо.

Моя дочь все еще обнимала меня, уткнувшись своим лицом мне в грудь. Автоматически я обнял ее второй рукой, и слегка прижал к себе. Я мог ощущать все ее тело, мои ладони скользили по ее спине, иногда соскальзывая ниже талии. Внезапно она перекинула одну ногу через меня, и продолжая обнимать, стала опускаться на меня своим телом.

Я испугался. Мой член стоял словно каменный и я лишь сейчас заметил это. Теперь, когда он был прижат к промежности Анжелы, она не могла его не почувствовать. Моя дочь слегка раздвинула колени, еще сильнее прижимаясь к моему телу. О, Боже! Неужели это правда?! Моя собственная дочь, прижимается своей киской к моему члену. Или это только мое пьяное воображение.

Я почувствовал это снова. Анжела еще тяжелее насела на мой член. Невероятно! Я еще немного погладил ее спину, а затем обхватил руками за бедра, стараясь прервать объятия. Но не тут то было.

- О, папа... - она шептала, слегка касаясь губами моей шеи и продолжая прижиматься ко мне своей киской. Мои пальцы соскользнули на ее попку и слегка сжали ее. Податливая плоть там была жаркой и очень мягкой. О, Боже, Я щупаю задницу собственной дочери. Мои ладони массировали ее попку, все сильнее и жестче, стараясь попасть в такт, с которым Анжела двигала бедрами по моему телу.

След. страница -2-