Учение - свет

Случилось это два года назад, когда я учился в восьмом классе одной из средних школ города Санкт-Петербурга. Все мои друзья-одноклассники были буквально помешаны на сексе и на всём, что с ним связано. На переменах только и было разговоров, как и кто кого трахнул. Впрочем, всё это было враньё, все мы были девственниками, кроме, наверное, одного Пашки, сына алкоголички; ей на него наплевать, учится он как хочет, шляется где-попало. Но если эти разговоры и были враньём, то уж разговоры об онанизме - ни в коем случае. Онанизмом занимались все, всегда и практически везде. Как-то раз наш обэжист Семён Иванович (имя это я, разумеется, изменил, как и все остальные) поймал с поличным в туалете Володьку, надавал подзатыльников, сказал, что если ещё раз увидит - деталь оторвёт и всё родителям расскажет. Но и тут было включение - я. К восьмому классу я ещё ни разу не мастурбировал и, что самое ужасное, даже толком не знал как это делать.

Ребята рассказывали мне, как они засовывают пальцы себе в задницу, смазав их перед этим кремом или слюной, как они кончают, извергая сперму чуть ли не до потолка, в то время, как я не использовал свой член ни для чего, кроме как для исправления малой нужды, а сперму и вовсе ни разу не видел. Ребята знали о моей отсталости, но уважая меня как друга, не издевались надо мной и не дразнили меня, а только укоряли, пытались объяснить, рассказать. Как-то раз Славка даже пригласил меня к себе домой и, раздевшись догола, стал мастурбировать передо мной. Я, к сожалению, тогда ничего и не понял: член у Славки был раза в два длиннее, чем у меня, он его в кулаке держал, и ещё половина торчала, а моего же члена, если взять его когда он стоит в кулак, и вовсе не видно. Я спросил Славу, можно ли его просто держать несколькими пальцами, он сказал, что так не получишь большого удовольствия.

Так бы я и остался неучем и неумёхой, если бы не случай, о котором, я хочу вам рассказать. Уходя на зимние каникулы, ребята сказали мне, что если за две недели отдыха я не научусь онанировать, они мне объявят бойкот и перестанут поддерживать со мной дружеские отношения. В тот день я пришёл домой с твёрдым желанием наконец преодолеть себя и научиться ЭТОМУ. Забросив портфель к себе в комнату, я пошёл во вторую комнату, которая являлась одновременно гостиной и маминой спальней (жили мы с ней вдвоём, отец на давно бросил), сел на кресло перед телевизором и спустил до колен свои чёрные джинсы. Пошарив рукой на журнальном столике, я нашёл пульт и включил телевизор. По первому показывали умную историческую передачу - не подходит, наконец я нашёл то, что нужно - какая-то молодая журналистка с волосами, собранными в косичку брала интёрвью у какой-то актрисы театра, зрелой женщины лет 40-45, очень красивой, с чёрными волосами и огромной грудью. Я взял свой уже напрягшийся член тремя пальцами правой руки, оголил розовую, небольшую головку и провёл по ней ладонью левой руки (ребята говорили, это помогает возбудиться), мой член ещё больше встал и достиг свой максимальных (пусть и небольших) размеров. Я стал медленно дрочит свой член тремя пальцами правой руки, представляя, как две телевизионные красотки ласкают мой член языками.

Дело не ладилась, рука срывалась с члена, головка была слишком суха и оголять её было больно. Но я не собирался сдаваться, я взял своего друга покрепче, отчего моя головка немного покраснела и увеличилась и стал дрочить гораздо быстрее, но оргазм не приходил, женщины с телеэкрана казались слишком далёкими и оттого не возбуждали меня. Я насилу пытался представить себе, как я совокупляюсь с одной из них в какой-нибудь экзотической позе, и дрочил, дрочил, дрочил.

Я уже не слышал ни шумов с улицы, не видел телеэкрана... Но тут знакомый голос вернул меня к реальности, это был голос моей матери: "Чем это ты занимаешься?". Я совсем забыл, что она должна была сегодня вернуться домой на обед. Лихорадочным движением я попытался натянуть джинсы, но обнаружил, что в экстазе снял их совсем. Прикрыв своё скромное достоинство рукой, я только и нашёл что сказать: "Мама!", это был крик мольбы о пощаде и просьба не смотреть на меня голого одновременно. Но мама не стала закатывать истерику, как ожидал, а подошла к креслу и села на корточки рядом со мной. Я всё ещё прикрывал свой член рукой. Она бросила взгляд на мою руку и сказала: "Раздевайся. Полностью". Я очень испугался и только задал идиотский вопрос: "Ты меня что, пороть будешь?", голос мой прозвучал жалобно и тихо. "Нет, дурак", - отвечала мне мать, мягко, но уверенно убирая мою руку с члена. Я покраснел, мне было ужасно стыдно, но я подчинился: снял носки, отбросил в сторону трусы и джинсы, болтавшиеся на одной ноге, стянул джемпер вместе с футболкой и оказался совершенно гол. Пока я стягивал джемпер с футболкой одна рука моей матери оказалась о меня на лобке, вторая - на моих яйцах. Мама поглаживала редкие волосы на моём лобке, а другой рукой перебирала яйца. "Давно ты этим занимаешься?", - спросила она, оголяя головку моего члена.

"В...в...в первый р...раз", - отвечал я, заикаясь от стыда и волнения. "А ты хоть умеешь?", - спросила моя мама опять, сжав мой член при этом так, что он покраснел. "Нет", - честно признался я.

"Ну тогда я тебя научу, раздвинь ноги!", скомандовала он. Я подчинился, и она тут же оказалась стоящей на коленях между моих ног. Одной рукой она стала вновь теребить мои яйца, а другой поглаживала головку, затем она уверенно взяла мой член указательным и большим пальцами и стала сначала медленно, а потом быстро дрочить. Я был страшно возбуждён и даже постанывал от удовольствия. Мне казалось я сейчас кончу. И действительно, скоро из моего пениса вырвался небольшой поток спермы и приземлился к маме на ладонь. Ещё немного подрочив моё увядшее достоинство, она слизала сперму с руки и вытерла мой член трусами, валявшимися неподалёку.

"Понравилось?", - спросила она. "Очень", - ответил я. "В следующий раз сделаешь сам. Жаль, правда, член у тебя пока маленький, у ребят твоего возраста обычно больше. Это потому, что ты в детстве свинкой переболел. Но ничего, ещё вырастет, не волнуйся", - после этих слов мама ещё долго читала мне лекцию об онанизме и сексе, а я так и сидел голый.

С тех пор я стал заниматься онанизмом регулярно, не стесняясь при этом мамы, которая иногда даже помогала мне, но вскоре и этого стало не хватать, и на помощь опять пришла мама... но это уже совсем другая история...