Знакомство с отцом

Меня зовут Лена, сейчас мне 20 лет. Я снимаю однокомнатную квартиру, на окраине Москвы, совместно с подругой. Учусь в московском университете имени Плеханова и получаю довольно-таки престижную профессию. Оплачивать обучение и собственное существование приходится своими силами, благо, подрабатывая фотомоделью у немецкого фотографа, это возможно. Теперь мои откровенные фото украшают немецкие порно сайты. Два года назад я приехала учиться в Москву, за собственные деньги. Вы спросите, откуда у выпускницы 11 класса собственные деньги?

Я выросла с матерью, которая работала на текстильной фабрике уборщицей и иногда шила, вязала для знакомых. Мать у меня выросла в интернате и как говориться, не знала родительского тепла, поэтому и мне передавать было нечего. Единственное, как говорили знакомые: "Ее внешность передалась тебе в генах", - тут уж грех отказываться - длинные каштановые волосы, карие глаза, большая упругая грудь, стройные, длинные ноги.

Я ни когда не видела своего отца, а мать категорически не желала про него рассказывать, объясняя это тем, что знакомство с этим человеком не принесло ей огромной радости. Думаю, что если бы я не появилась на белый свет вовсе, маму бы это устроило больше. Мы жили в деревянном доме на окраине небольшого города, находящегося на трассе между Питером и Москвой. Работу в нашей деревне городского типа (так я называю наш город) найти очень сложно, особенно после закрытия текстильной фабрики, а уровень жизни опустился почти на асфальт. Мужчины пьют, женщины торгуют своей натурой, прямо на обочине трассы Е95, а молодежь, глядя в безысходность, сидит большей частью на игле и зарабатывает кто чем может.

Моя семья, точнее моя мать, ушла не далеко и частенько пользовалась спонсорской поддержкой своих собутыльников, которые пользовались нашим домом и часто маминой податливостью. Учась в школе на отлично, я поставила себе цель закончить ее с золотой медалью и уехать учиться в Москву. Все мои мечты на будущее были связаны с отъездом из нашей дыры. Из школы идти домой у меня не было ни какого желания, и обычно я забегала к одноклассницам, а частенько просто слонялась по городу. Приходя домой, я заставала пьяную мать в компании очередного друга или даже нескольких. Когда на их столе, оставалось что-то, из закуски, они садили меня за стол, чтобы я перекусила и шла спать, при этом каждый из мужиков старался посадить меня на колени и чмокнуть в щечку. Мать шутила и предупреждала что, мол я несовершеннолетняя. Зачастую, когда мать вырубалась, очередной : пытался меня зацеловать и проверить все заветные места, к их счастью, когда мне исполнилось 14 лет, потрогать уже было за что. Эти мамины монстры пытались уединиться с моим девичьим телом в моей комнате, где всякая защелка была выломана им подобными, и склонить меня к занятиям той же акробатикой, что и мать по ночам, но как всегда меня спасала их несостоятельность.

В очередной раз, вернувшись из школы домой, остановившись на крыльце, я услышала какую-то ругань и входить сразу не спешила. Мать орала на своего нового сожителя Славу и еще на какого-то мужика. Из криков я услышала: "Славка на кой х.. ты притащил этих двух козлов, этот ублюдок меня 14 лет назад изнасиловал вместе со своим папашей и сделал меня матерью!!! Сука, я из-за тебя сел и отмотал по полной, так что не пи:. Дура я не знал о ваших разборах и не ори, он мой друган!!!". Дальше слышались одни маты и угрозы.

Я услышала голос позади меня: "Не стой, замерзнешь!", и обернулась. За моей спиной стоял мужик с бутылками водки в руках и пакетом, в котором виднелась колбаса, консервы и хлеб и пара больших импортных огурцов. "Проходи в дом ",- сказал он и улыбнулся железными зубами. От такой улыбки у меня побежали мурашки по телу, и я автоматически шагнула в дом. Все замолчали, а мать даже изменилась в лице. Мужик с железными зубами с усмешкой порвал тишину: "Вот на крыльце стояла". Третий незнакомый мне мужчина оглядел меня и швырнул матери фразу: "А не чего получилась! Че орать-то было!" Мамкин новый сожитель - Славка - чтобы разрядить атмосферу предложил обмыть встречу дочери и отца: " Да пошел ты:- сказала мать Славке. Хоть мать и протестовала, за стол все равно уселись и через час все уже были навеселе. Меня спать не отправляли, считая меня виновницей торжества и постоянно ставя мне стопку водки, мать начинала по началу протестовать, но тот кого называли моим отцом сказал что мне уже пара пить водку и он приказывает выпить с ним! Я категорически отказалась. "Папаша" мне пригрозил кулаком: "Ты что меня не уважаешь?" - " А че ей тя уважать? - сказала под выпившим голосом мать. Тут вскочил "папаша" и залепил матери оплеуху, от которой мать рухнула с табуретки и схватилась за лицо. Мать завыла и ушла в мою комнату. Тут вскочил тип с железными зубами и начал шептаться со Славкой. Потом хлопнул Славке по плечу, сказав при этом: "да ладно те, жалко, что ли?". Потом посмотрел на меня и говорит: "Пойду мать твою успокою!", после чего открыл дверь в мою комнату и вошел туда.

Я видела стоящую перед столом, у окна мать с прикрывающими лицо ладонями, после чего дверь закрылась.

Послышался приглушенный голос матери: "Отстань: ну не надо... там люди сидят... нет: порвешь же ее: неееет... не хочу ". Возня за дверью усилилась, и кто-то пытался открыть дверь, но она опять с силой закрылась.

Мужики сидели и с дебильной улыбкой смотрели в сторону двери.

Тут "папаша" подсел ко мне поближе, подвинув табурет, и положил тяжелую руку мне на спину.

Ты не бойся папку - сказал он . Я ведь больно не сделаю, только приятно и засмеявшись посмотрел он на Славку.

Славка встал и, направляясь в туже комнату, нам подмигнул. Когда он открыл дверь, послышался звук упавшего с моего стола, пластмассового стаканчика с моими карандашами и ручками.

Я увидела мать лежащую на столе, с разорванным до пояса халатом и расставленными в стороны ногами, меж которых, пристроившись, дергался монстр с железными зубами. Руки монстра сжимали груди матери и выкручивали соски. Тут Славка прикрыл дверь.

"Папаша" начал задавать глупые вопросы: про школу, про мать, про всякую ерунду, а сам как бы невзначай положил мне руку на колено. Я уже и без того была в напряжении, а от последнего я просто вздрогнула. Я попробовала встать, но тут же почувствовала вес мужской руки. Как на грех из-за этих телодвижений сбилась моя летняя коротенькая юбчонка и ее подол только самую малость прикрывал мои трусики. "Заботливый папаша" начал якобы прикрывать заголившиеся девичьи ножки. Я убрала его горячую руку из своей промежности и попросила больше так не делать. Он улыбнулся и начал делать мне нелепые комплименты, водя рукой, еле касаясь моего тела - это меня здорово испугало.

Я попыталась вырваться, но он схватил меня за шею и притянул к своему лицу. Изо рта жутко воняло перегаром и куревом, не говоря обо всем остальном. Я сжала зубы, когда он начал меня мусолить. Он резко отстранился и влепил мне оплеуху, пригрозив кулаком, сказал, чтобы не вздумала рыпаться. И когда он в очередной раз присосался, мне пришлось приоткрыть рот. Мне в рот сразу проник его язык, он промычал, чтобы я повторяла за ним . Я подчинилась. Свободной рукой он начал лапать мои груди и совершенно не обращал внимания на мои слабые протесты. Через пару секунд он резким движением обеих рук сбросил обе лямки моей майки и мои упругие груди, оставшись без укрытия, оказались в руках насильника.

Мое сердце билось в бешенном темпе, а дыхание срывалось.

Руки насильника не зная преграды, осмелели и полезли прямо в мою промежность, где смело начали орудовать. С начало просто гладил лобок и место где прятался мой маленький клитор, а потом отвел в сторону узкую полоску трусиков и начел вводить два пальца, но, почувствовав, что в моем влагалище сухо он заставил меня облизать эти пальцы. Мне не оставалось другого выбора, и я подчинилась. Продолжая эту процедуру он опять стал вводить уже мокрые пальцы в заветное отверстие моего девственного тела , но при этом пальцы наткнулись на другую причину, и мой насильник с наслажденной улыбкой прошептал мне в лицо: "Так ты еще целка!?". "Папаша" с неистовой яростью впился в меня своим поцелуем, после чего, вскочив со стула, начал убирать со стола пустую посуду и стопки на пол. "Я тебя сейчас сделаю женщиной," - сказал он мне.

Я вскочила и хотела выбежать из дома, но он успел схватить меня за руку и кинул на стол, тут же придавил меня своим телом. Рука моего насильника залезли под юбку, зацепила пальцами трусики и резко рванула. Трусики даже не успели затрещать, как я ощутила свою беззащитность. Из моих глаз хлынули слезы. Мяяяаааамаааа:-вырвалось из моего рта.

"Мама твоя очень занята обслуживанием хуев моих друзей, да и ребята ее отпускать, не захотят, говорят, она здорово отсасывает ".

И действительно, из-за двери доносились только ритмичные стоны и тяжелое дыхание, мамаша вошла во вкус.

На "папаше" был одет спортивный костюм, и для него не составило большого труда, чтобы приспустить штаны. Я моментально почувствовала, что мужик был не на шутку возбужден, и страх от этого почти меня парализовал. Заметив это, насильник с меня поднялся, и я уже не только почувствовала, но и увидела член возбужденного мужика, смотрящий на меня своей бордовой головкой. Только сейчас я поняла что, этот возбужденный кол предназначается именно для меня и не понимала , точнее не знала, как он может поместится в моей молоденькой щелке. Не успела я об этом подумать, как моя промежность была обильно смазана слюной. Затем он меня подтащил ближе к краю стола и положил ноги себе на плечи. Тут я закрыла глаза и только могла чувствовать, как большая, горячая головка раздвигает мою плоть и упирается в мою девственность.

0Боль, пронзающая боль у меня внутри. Я широко открываю глаза и рот, и хочу кричать, но ладонь пресекает эту инстинктивную попытку. Поршень, который только что лишил меня девственности начал медленно, а затем набирая обороты двигаться в моем влагалище. При каждом погружении я чувствовала этот орган, мощь и тепло, исходящее от него.

Насильник оторвал лямки у моей майки, сдвинув оставшееся от нее на живот. Он начал мять мои груди, с, и без того уже, стоящими сосками, от мурашек, пробегающих по моему телу. Член не останавливался не на секунду, он словно вколачивал в меня гвозди. Я подловила себя на мысли, что моя развратная пизденка уже входит во вкус и этот процесс ей начинает нравиться. "О, да ты, доченька, потекла," - заметил с ухмылкой "папаша". Мое лицо вспыхнуло стыдом, во мне боролись два чувства: разврат и честь. Меня трахал человек, который дал мне жизнь, но абсолютно мне не знакомый, старше меня лет на 25. Задумавшись, я инстинктивно взяла егоза голову и начала гладить.

След. страница -2-