Измена-2

Признаться, я тоже не безгрешен. Впервые я изменил жене на второй месяц нашей совместной жизни: будучи за границей я посетил публичный дом и поимел там одну светловолосую полячку, а сразу после нее - негритянку с Таити. В дальнейшем я так неоднократно снимал проституток разных национальностей и вероисповеданий. Больше других мне импонировали изящные и нежные азиатки: их девичьи точеные фигурки с маленькой грудью и курчавые волосики на лобке всегда приводили меня в восторг.

Но речь пойдет не о них. Как-то вечером, через пару месяцев после Фокина моей жены в ночном клубе (о котором я узнал значительно позже) я стоял на балконе своей двухкомнатной квартиры и смотрел вниз с высоты четырнадцатого этажа.

Я был один, поскольку моя жена, работавшая торговым представителем одной иностранной компании, была в отъезде. В голову лезли мысли о голых женщинах и ужасно хотелось раздвинуть чьи-нибудь прекрасные ножки и засадить... сами понимаете куда. Я уже было собрался одеться и выехать в город в надежде найти подходящую крошку на ночь, как мое внимание привлекли голоса из соседней квартиры.

Прислушавшись, я понял, что слышу хорошо знакомую какофонию звуков, в которые слились женские стоны и мужское рычание. В этой квартире, как мне было известно, проживала пожилая семейная пара с дочкой лет 16-ти. Она была миловидной длинноволосой блондинкой, носившей умопомрачительно короткие юбчонки и туфли на толстой подошве и я, не раз сталкиваясь с ней в лифте, с трудом удерживал себя от желания прижаться низом живота к ее соблазнительному пухленькому задику. Но до сих пор я не знал ее имени и всерьез о ней не думал, поскольку предпочитал держаться от непредсказуемых малолеток подальше.

Не знаю, что нашло на меня в этот раз, видимо, уровень адреналина в крови был настолько высок, что разум меня покинул - я, словно лунатик, встал на перила и, стараясь не смотреть вниз, в два приема перемахнул на соседний балкон. Подошел к полуоткрытой двери. Заглянул внутрь... Позднее, вспоминая это безумие, я не раз благодарил бога за то, что девушка оказалась одна, а не с кавалером, как казалось вначале, потому что в противном случае меня легко и совершенно справедливо могли выкинуть на асфальт и я бы сейчас не писал эти строки, а залечивал на небесах перелом члена. Но девушка оказалось одна, а привлекшие мое внимание звуки оказались звуковым сопровождением порнофильма. Моя юная соседка занималась тем, от чего обычно предостерегали сексуально просвещенные, как им казалось, учителя советской школы, а именно мастурбацией.

Мне всегда нравилось наблюдать мастурбирующих женщин. Когда моя жена опускает свою ладошку вниз живота, я люблю пристроиться у нее между ног и созерцать, как ее пальчики проникают внутрь, как раскрываются и влажнеют ее половые губы и от настойчивых и нервных ласк набухает красная горошина клитора. Обычно я не вмешиваюсь в этот процесс, а онанирую вместе с ней, стараясь не излить семя прежде, чем она попросит меня войти в нее. Но иногда, не выдерживая, ложусь на нее лицом к ее ногам, мой член находит ее открытый стонущий рот и ныряет внутрь, а я впиваюсь губами в ее раскрасневшуюся вульву и вылизываю ее, как это делают с карамелью на палочке; через минуту- другую она обильно исходит соком и уже не замечает, как мое застоявшееся в семенных протоках молочко брызжет ей в небо, стремительно заполняя рот. Лишь потом, успокоившись, она, вытирая сброшенными на пол трусиками губы и подбородок, с удивлением и немым укором замечает, что я опять напоил ее своей спермой, использовав ее беззащитность.

Но я отвлекся. Девушка, полностью обнаженная, лежала на полу и, широко раздвинув ноги, ритмично вводила в себя блестящий влагой искусственный член. Она лежала на спине, головой к балкону и поэтому не могла меня видеть. Я перевел взгляд на экран телевизора. Трое мужчин трахали какую-то леди с полными ляжками и большими сиськами; отсасывая у одного, она восседала на втором, а третий, естественно, драл ее в жопу. Похоже, я пришел к финалу этой сцены: мужчина, вставший перед ней на корточки , уже изливал свое семя ей на лицо; затем засуетились двое других и, вынув свои члены на всеобщее обозрение, дружно брызнули ей на ляжки. Почти одновременно с ним активизировалась и моя юная соседка: ее рука ускорила свои движения, искусственный член нырял внутрь до самого основания, а с ее губ слетали громкие утробные стоны. В этот момент я обнаружил, что мои брюки вместе с трусами уже валяются на полу, а в кулаке зажат ставший каменным мой драгоценный хуй.

Содрогаемая сладострастными спазмами девушка откинула голову назад, сделав борцовский мостик - и увидела меня. В ту же секунду она резко перевернулась на живот и ошарашено уставилась на меня. Я не нашел ничего лучшего, как сказать не бойся, крошка, меня зовут Михаил, я твой сосед. С этими словами, продолжая действовать как во сне, я медленно подошел к ней, опустился на колени и поднес свой член к ее лицу. Как вы думаете, какова была реакция девушки? Она могла вскочить и убежать звать на помощь; могла наброситься на меня, стараясь расцарапать мне лицо; могла ударить меня в пах или прокусить член. Вместо этого я услышал от нее тихое я -Полина, здравствуйте, после чего, подтянув коленки, она, тронув губами мою мошонку, провела язычком по основанию члена и, добравшись до головки, медленно впустила ее в рот. Она сосала очень нежно, словно во рту у нее была хрустальная палица, а не мужской хуй, глаза ее при этом оставались открыты и она смотрела на меня, как на божество, сошедшее с небес. Ее правая рука нашла выпавший из нее фаллоимитатор и вернула его на место; ее попка заходила вверх- вниз; глаза закрылись; губы плотнее обхватили мой набухший ствол и доходили уже до его середины; движения все учащались; я боролся с желанием схватить ее за волосы и рывком проникнуть глубже, так, чтобы мои яйца коснулись ее подбородка; нагнувшись, я захватил в ладонь ее маленькую острую грудь и сжал ее, как хлебный мякиш, стараясь не причинить боли...

Она застонала, - ее стон походил на мычание; с каждым новым движением головы она заглатывала мою орудие все глубже, а ее губы сжимались все тверже. Наконец, ее рука с зажатым в ней фаллосом заходила с бешеной скоростью у нее между ног, ноги сжались; ее свободная ладонь впилась в мою ляжку; моя ладонь рефлекторно с силой сжала мячик ее груди, очевидно, сделав ей больно; я дождался, наконец. удара моих яиц о ее подбородок - и в ту же секунду кончил, не вынимая члена у нее изо рта... Какой это был оргазм! Я изливался в нее долго и бурно, рыча и продолжая с силой сжимать ее грудь. И кончив, я не остановился, а продолжал проталкивать свой похотливый болт в ее нежный розовый ротик, пока он не стал мягчить. Но и она не прекращала своих движений рукой, пронзая себя сгустком латекса. Я вынул член из ее рта; с ее губ спускались густые ручейки моей спермы; ее глаза оставались закрыты; ее рука продолжала свои движения внизу ее живота; я почувствовал, что мой член снова наливается силой; я обогнул ее и, стоя на коленях и склонившись лицом к ее ягодицам, раздвинул их; я лизнул языком нижнюю часть ее красной волосатой пещерки; перед моими глазами продолжал мелькать искусственный аналог моего братца; я поднялся чуть выше и лизнул ее анус, - в ответ ее тело содрогнулось; я лизнул его еще раз, проникнув кончиком языка внутрь; я вставил туда фалангу указательного пальца и, словно буравчиком, стал толчками продвигать его все глубже; Поля обернулась и сказала короткое хочу; я выпрямился, поплевав на руку, смазал слюной свой подсохший ствол; поднес его к узкому отверстию ануса; медленно ввел головку; вынул и ввел еще раз; почувствовав, что там достаточно влажно, сделал третий заход; затем еще; еще раз; глубже; еще глубже; резкое движение ее зада мне навстречу; ее крик, как удар хлыста; я теряю контроль над собой, я насаживаю ее попку на себя, как на шомпол; она продолжает кричать; она выбрасывает вперед вторую руку и фаллоимитатор с хлюпаньем выскальзывает из нее и падает на пол; она упирается головой в пол; моя рука сжимает половые губы ее освободившейся пизденки, а член продолжает свои проникновения в анус; каждый толчок - на полную длину; яйца шлепком встречаются с белыми мягкими ягодицами; она стонет и снова кричит; она вся моя; хуй плотно обхвачен стенками узкого ануса и, вырвавшись на свободу, он снова стремиться обратно...

Наконец, я не выдерживаю - я хочу кончить в нее. Выпрыгнув, я переворачиваю ее на спину и набрасываюсь на нее как голодный зверь, с ходу вонзаясь членом в ее жаркое влагалище. Я зажимаю ее рот своими губами, я мну ее маленькие груди, сдавливаю пальцами твердые пики темных сосков, мой зад подпрыгивает как мячик на ее бедрах, ее лобок каждый раз подается мне навстречу, стенки ее влагалища временами резко сжимаются, превращаясь в тиски - но я вновь прорываюсь в глубь, я готов наполнить этот гостеприимный колодец до краев, я уже делаю это, теплая жидкость выходит из меня толчками, и я все сильнее и сильнее вжимаюсь в ее тело - и она кричит, ее крик ударяет мне в глотку, ее руки безвольно соскальзывают с моей спины, гулко ударяясь об пол - она теряет сознание, я, почти не дыша, замираю на ней...

Не знаю, как долго мы так лежали. Открыв, наконец, глаза, я увидел перед собой невысокий конусообразный холмик Полиной груди и понял, что она все еще подо мной, а мой похудевший член по-прежнему находится в ее колодце. Неожиданно стенки колодца сжались и разомкнулись, затем повторилось тоже самое. Я приподнял голову с девичьей груди и увидел, что глаза моей юной любовницы открыты и она улыбается. Продолжая играть мышцами влагалища, она спросила: -А как же твоя жена? Под действием Полиных тисков мой член начал возрождаться из мертвых. -Никак, -ответил я. -Она тебе что, больше не дает? -Почему, дает. Просто ее нет сейчас, а я не могу без женщин. Тут она снова лукаво улыбнулась: -Но я ведь еще не женщина, я всего лишь школьница. Продолжая балдеть от ее искусных ласк, я спросил: -Этому тебя тоже в школе научили? -Чему этому, ебаться что ли? Не, не в школе, - она хохотнула. - На государственных курсах.

0- Видно, у тебя были хорошие преподаватели, - сказал я. - То, что ты сейчас со мной проделываешь, не каждая женщина может. - А твоя жена может? -Может, она все может, но не всегда хочет. - И ты теперь каждый раз, когда она не захочет, будешь прыгать на мой балкон? -Если разрешишь,- ответил я и поцеловал ее в губы.

След. страница -2-