Дневник Мата Хари (Глава 11)

Глава 11. СУД Париж, 1914 г.Прежде чем французский военный трибунал вынес смертный приговор женщине, что было беспрецедентным случаем даже для военного времени, всемирно известной танцовщице Мата Хари было предъявлено обвинение в шпионаже.

Внести ясность в сложное дело было не так просто, а признать виновной прекрасную танцовщицу - крайне трудно. Мата Хари смогла 'привлечь на свою сторону очень влиятельных друзей, свидетелей, а ее защитник мэтр Клуни, почтенный пожилой человек, глубоко ее любил и был готов отдать за нее жизнь. Официальный до-клад военного трибунала, выпущенный после суда, много нам не говорит. Но секретные документы ясно дают понять, почему секретный агент германской разведки под шифром Н.21 не могла надеяться на помилование. Не приходится удивляться, почему даже обычно галантные французы так жестоко с ней поступили. Один из ее самых ярых врагов Массаж, который в то время был комендантом Парижа, заявил: «Если эту женщину нельзя расстрелять как шпионку, ее нужно сжечь как ведьму».

Председателем суда был офицер безупречной репутации полковник Самару. Он объявил суд закрытым, и ни-кому из публики не было разрешено на нем присутствовать. Это было сделано не столько, как было официально объявлено, из опасений разглашения секретов, сколько из-за характера личности обвиняемой. Многочисленные охранники не позволили бы проскочить даже мыши. Ни-что не должно было оскорбить достоинство суда. Но все же было нечто, что, несмотря на предупредительные меры, угрожало вывести из равновесия этих почтенных гос-под, - красивые, невероятно красивые небесно-голубые глаза Мата Хари. Это было единственное средство ее за-щиты в этом враждебно настроенном по отношению к ней зале.

Сообщая о публикации материалов суда, комендант Парижа Масса заявил: «Этот документ раскрывает голую правду, не более и не менее голую, чем сама танцовщица на своих представлениях».

Для него, а также для обвинения чрезвычайно сложный характер артистки, ее прошлая жизнь, ее нужды и желания не содержали решающих факторов, достойных рас-следования.

«Эта женщина принимала деньги от немцев, и суд при-шел к мнению, что факты говорят сами за себя», - таков был аргумент суда. Он выказал лишь презрение к обвиняемой. «У нее были найдены многочисленные письма от офицеров, летчиков и известных важных личностей. Од-но письмо было написано ей бывшим военным министром и содержало текущие новости и интимные, чрезвычайно интимные описания других вещей». Когда собирались за-читать это письмо, обвиняемая встала и попросила суд не приобщать его к материалам дела или, по крайней мере, опустить фамилию автора. «Человек, подписавший это письмо, счастливо женат, и я бы не хотела быть причиной раздора в этой очень благополучной семье». Ее просьба произвела явное впечатление на полковника Самару.

Ее обвиняют в том, что в утро объявления войны она завтракала с германским полицейским комиссаром, а спустя некоторое время приняла от начальника германской разведывательной службы сумму в 30 тысяч марок и со-гласилась выполнить его важное поручение.

Ее ответ поистине сенсационный. «Да, вы правы. Но этот высокопоставленный деятель дал мне деньги не для целей шпионажа. Он дал их мне в уплату за то, что я ему отдалась, потому что начальник германской разведки был моим любовником». Суд счел, что эта сумма слишком велика для уплаты за интимную связь. Подсудимая негодует, что ее считают недостойной таких больших денег. «Никто мне меньше не давал»,- гордо заявляет она.

Затем ей предъявляют обвинение в том, что она ехала из Берлина в Париж через Бельгию, Нидерланды и Англию и под каким-то предлогом провела семь месяцев в полевом госпитале, расположенном в военной зоне в го-роде Виталь. Обвиняемая объясняет, что для искупления своего грешного образа жизни она решила позаботиться о русском кавалерийском офицере, ослепшем в бою. Есть много свидетелей, которые подтверждают этот факт и выражают свое восхищение ее преданностью и бескорыстием. (Капитан Маслов был одним из трех человек, которым Мата Хари написала письмо за пятнадцать минут до казни).

Далее ее обвиняют в том, что, согласно ее собственным признаниям, она всегда пыталась установить контакты со служащими вооруженных сил. Она с улыбкой это признает, поясняя, что всегда предпочитала мужчин в военной форме, людей героического характера, и упомянула, что ее муж тоже был военным. Тем не менее трибуналу кажется очень подозрительной ее слабость к летчикам. Указывается, что она сообщала врагу о тех районах, где базировались французские самолеты для наблюдения за германским продвижением. «Поступая так, вы, мадам, послали на смерть много наших солдат», - таково суровое заключение полковника Самару. Обвиняемая признаётся, что во время своего пребывания в военном госпитале она переписывалась с начальником германской разведслужбы, который в то время находился в Голландии. Она, однако, твердо заявляет, что не упоминала никаких военных событий. Лицо Мата Хари приобретает презрительное выражение, оно полно ненависти к людям, которые так спешат подписать ей смертный приговор. В одном сообщении обвиняемая описывается так:

«Очень высокая, стройная, ее немного продолговатое и узкое лицо иногда принимает довольно жесткое и неприятное выражение, несмотря на красивые голубые глаза и правильные черты лица. Ее стройную фигуру хорошо подчеркивает темно-синее платье с кружевами и глубоким вырезом». Её ум всех поразил, Мата Хари оказалась энергичной и хитрой. Она называет все свои связи с муж-чинами, кроме Маслова, деловыми, а себя цинично и бес-стыдно характеризует как современную Мессалину. Она постоянно повторяет, что вознаграждение, которое она получала, всегда было очень щедрым. Ее пытаются пой-мать на вопросе, почему она охотилась за офицерами и политическими деятелями, а не банкирами и миллионера-ми. Она тут же отвечает: «Самые богатые редко бросают-ся деньгами». Наконец оглашается факт, что она предлагала свои услуги главе французской разведывательной службы, и это удвоило подозрения в ее отношении. На это раз танцовщица бледнеет и долго молчит. Но затем она овладевает собой и отвечает, что в тот момент она ужасно нуждалась в деньгах Но сомнений больше не ос-тается: Мата Хари признала, что была шпионкой. Будь то за счет Германии или Франции - этот факт ей, гражданке нейтральной Голландии, не кажется существенным Теперь ей задают еще один вопрос: «Какую пользу, по вашему мнению, вы могли бы принести Франции?» Её ответ заставляет обвинителя мрачно улыбнуться «Эти вещи, которые вы только что перечислили, не могли стать известными вам без близких связей с немцами» Сокрушительный ответ Полностью растерявшаяся Мата Хари объясняет, что кое-что из известных ей секретных сведений она слышала на одном дипломатическом приеме, хотя не может вспомнить, где и когда. «Я бедная женщина, за которой охотится шайка некультурных офицеров, они решили уничтожить меня, принудив меня сознаться в преступлениях, которых я никогда не совершала», - рез-ко говорит она.

Затем наносится третий удар. По ее собственному предложению поехать в Бельгию в качестве голландской гражданки ей дают письма для находившегося там французского агента. Она должна была высадиться в Англии, оттуда поехать в Голландию, а затем как можно быстрее в Бельгию. Однако она поехала в Испанию и передала французские инструкции врагу. Три недели спустя после ее отъезда французский агент в Брюсселе, которого она таким образом предала, был расстрелян немцами. Есть лишь единственный факт, оставшийся без ответа, который может объяснить ее возможную невиновность. Не-смотря ка все предупреждения, полученные ею в Мадриде, она тем не менее вернулась в Париж.

Голландский консул в Мадриде де Витт подтверждает, что она высказывала свои опасения по поводу возвращения во Францию после ее предательства. Он ей сказал, что в эти опасные времена только люди со спокойной со-вестью могут пересекать границу. Мата Хари презрительно на него посмотрела и уехала. Он добавил, что совершенно не был удивлен, что вскоре после этого ее арестовали в отеле «Риц». Французский посол сообщил ему, что эта женщина-шпионка стоила Франции по меньшей мере целой дивизии.

В этом и весь вопрос: вернулась ли она во Францию, потому что считала себя чистой, или же совершила роковую ошибку, приведшую к аресту и суду? Странно, что ни она, ни ее защитник не использовали этот факт как доказательство ее невиновности. Знаменитый юрист возлагал все надежды на показания свидетелей - целой серии важных лиц. Число высокопоставленных и титулованных любовников было просто невероятным, и полковник Море сказал, что все эти люди стали игрушками в ее ненасытных объятиях. Ее защитник не мог выступить против этих обвинений, потому что в период судебного процесса, по всей вероятности, сам был любовником Мата Хари. Пикантная деталь: начальник германской разведслужбы слал своей любовнице деньги из государственных средств, предназначенных для совсем иных целей. «Пожалуйста, верьте мне, - запинаясь, говорила обвиняемая, - я говорю вам чистую правду. Я никогда не получала денег за шпионаж, мне платили только за ночи, которые я провела с этими людьми». Но ее страстные просьбы бесполезны, все к ним глухи. Потом она вдруг пытается соблазнить охранявших ее жандармов, говоря им любовные слова и бросая многообещающие взгляды. Таковой она была.

Наконец, обвинение представляет свой самый сильный аргумент: все письма, которые она писала начальнику германской разведслужбы и которые были перехвачены, были подписаны Н.21. От приподнятого настроения обвиняемой не остается и следа. Даже страстная речь ее почтенного защитника неспособна изменить непреклонное мнение судей.

0После совещания, длившегося лишь десять минут, военный трибунал выносит свой приговор. Он единодушен, на вопрос, виновна ли танцовщица, все присутствующие офицеры твердо отвечают: «Да». По щекам обвиняемой катятся слезы, но скоро она снова обретает спокойное, почти безразличное состояние и даже улыбается. Как с уважением сказал о твердости характера этой женщины один офицер, она знает не только, как красиво любить, но и как красиво умирать.