Дневник Мата Хари (Глава 5)

Глава 5. КАЛИШ По приказу мужа я пошла к Калишу. Согласно его указаниям, я сообщила о своем приходе короткой запиской. Любая более опытная женщина сразу поняла бы по тому, как меня приняли, что он точно знал, почему я пришла и что мой муж ему совершенно не помешает.

Он был невысокого роста и толстоват. К моему приходу оделся в голубой халат, и его короткие ноги кончались довольно гротескными турецкими домашними туфлями с вышивкой и разноцветными блестками. Его шелковый халат распахивался при каждом движении, и я смущалась, видя его голую волосатую грудь.

С первого же момента я совершенно растерялась и не могу вспомнить точно, что говорила. Я запиналась и заикалась и после нескольких любезностей выдавала из себя, что пришла попросить у него помощи своему мужу.

- Я с удовольствием помогу такому замечательному человеку,- изрек голубой халат.

Я едва слышала, что он сказал, заметив лишь его похотливую улыбку, которая мне показалась отвратительной.

- Моя дорогая гостья, не хотите ли вы снять пальто? Вы не представляете, как я восхищаюсь вашей фигурой!

- Я спешу, господин Калиш, и не хотела бы отнимать у вас много времени,- робко ответила я.

- Да, я понимаю. Но, по крайней мере, вы могли бы объяснить мне, чего хочет ваш дорогой муж, и, знаете, здесь так тепло... позвольте мне снять ваше пальто.- И действительно, мое пальто уже оказалось у него в руках, теперь я должна была говорить.

- Видите ли, господин Калиш,- запинаясь, начала я,- моему мужу очень нужна определенная сумма денег. Речь идет... об уплате карточного долга.

- Я хотел бы ему помочь, хотя в данный момент мне трудно найти наличные... А какую гарантию может дать мне капитан и какую сумму он хотел бы получить?

В этом и загвоздка! У моего мужа вообще не было ни-каких гарантий, он это ясно дал мне понять. А сумма была огромная - ему нужно было больше тысячи гульденов. И самое главное - он хотел получить деньги в течение ближайших двух суток.

- Моя дорогая госпожа Маклеод, вы знаете, я хотел бы помочь капитану в его финансовых трудностях, хотя бы ради его очаровательной жены. Но без гарантий я вряд ли что-нибудь смогу для него сделать. Не забывайте, я бизнесмен.

- Пожалуйста, господин Калиш. Вы можете верить мо-ему мужу. Вы об этом не пожалеете, пожалуйста, помоги-те нам, - сказала я дрожащим голосом.

- «Нам»? Вы сказали «нам», моя дорогая? Я с большим удовольствием помог бы именно вам. Но вы должны помнить, что я играю важную роль в обществе, и любое вольное обращение с деньгами, которые были доверены мне... Из-за этого немало моих коллег обанкротилось.

Я ничего больше не могла придумать и была в отчаянии. Я поняла, что должна прибегнуть к последнему средства. И заставила себя улыбнуться этому ужасному толстяка, который, выжидая, замычал, придвигая свой стул поближе к моему.

- Господин Калиш, в тот момент, когда мы впервые встретились, вы мне понравились. Неужели вы сейчас меня разочаруете?

Моя уловка оживила собеседника.

- А теперь мы что-нибудь придумаем - почему же

нет, если вы неравнодушны к моим знакам внимания. Но, пожалуйста, снимите свой жакет - в комнате жарко.

И его толстые пальцы потянулись ко мне. Я собиралась сама снять жакет, чтобы угодить толстяку, но он уже сто-ял позади меня, помогая мне раздеваться, а жирные руки схватили меня за грудь. Я была одета в тонкую шелковую блузку с низким вырезом, украшенным кружевами.

- Вы что делаете? Пожалуйста, немедленно уберите свои руки. Вы слышите меня? - я дрожала от возмущения. Впервые другой мужчина, помимо мужа, позволил себе такое.

- Пожалуйста, не будьте столь наивной, Маргарета,- его руки продолжали держать меня за груди,- вам нужны деньги для мужа, и я готов дать их. Но вы должны их заработать!

Я извивалась, пытаясь освободиться от его тисков.

- Вы понимаете, - продолжал этот тяжело дышащий мужчина, голос которого стал хриплым, - что если вы со мной будете хорошо себя вести, я исполню любое ваше желание. Я дам вам роскошный подарок, который еще больше подчеркнет вашу изысканную красоту.

- Уберите свои грязные руки! - закричала я во весь голос. - Я скажу мужу, что вы делали со мной, он вас за это накажет!

- Вздор, он этого не сделает. Ваш драгоценный капитан нуждается в деньгах. А ведь я еще ничего не сделал, моя красотка, но я весь горю.

Я была совершенно ошарашена, потому что моя угроза о мести мужа не произвела на него никакого впечатления.

- Пожалуйста, Маргарета, не шумите, вы не пожалеете, если будете ласковой со мной, - он гладил своими толстыми пальцами моя соски через тонкий шелк блузки. - Вы не представляете, как я вас обожаю. Для такой женщины, как вы, я сделаю все, что в моих силах!

Я чуть не упала в обморок. Но прежде всего я была глубоко оскорблена. Неужели этот толстый донжуан действительно верил, что я могла стать его любовницей? Сама мысль об этом вызывала во мне отвращение, и я не могла больше вынести его присутствие.

- Пустите меня! - крикнула я. Мне было наплевать, что дальше случится, но я была уверена, что в конечном счете муж будет доволен, что я дала отпор бесстыдным приставаниям Калиша и что деньги можно будет найти другим способом.

- Надеюсь, вы не пожалеете...- произнес он, но я уже выбегала из дома и мчалась, как затравленный олень, без пальто, без жакета. Я была вне себя от стыда и страха. ^ Но случилось совсем иное, чем я ожидала. Мой муж пришел в ярость. Он ругал меня, как будто я была простым солдатом.

- Дорогая, ты должна осознавать последствия своих легкомысленных поступков. Мне наплевать, если твой дорогой папочка будет втянут в скандал. Подумаешь, благородный бургомистр. Лучше, чем мне, ему не будет. В кон-це концов, я не только благородный человек, но и офицер!

- Но что я должна была делать? - спросила я, ры-дая. - Ты мог бы, по меньшей мере, выразить мне при-знательность, что я выбралась из этой опасной ситуации. Ты не представляешь, какой это грязный человек. Я про-сто не могла это вынести.)

- А, заткнись. Ну, пусть бы он поиграл с тобой не-сколько минут, зато потом бы раскошелился, - он проговорил это таким трагическим голосом, как будто я совершила ужасное преступление. Таким я его еще не видела.

- Ну, что ж, - продолжал он. - Теперь мне все равно. Сегодня я пойду к командиру и скажу, что готов подвергнуться суду чести. (Он встал, собираясь уходить). А завтра это будет известно всему городу, да и всей Голландии.

Я не могла больше сдержаться.

- А что будет с моим отцом? - крикнула я. - Нет, я

так не могу, я сделаю все, что ты хочешь. Если хочешь, я снова пойду к Калишу, может, я смягчу его сердце. Я расплакалась.

- Превосходно, моя дорогая. Наконец-то ты начина-ешь понимать суть дела. Ладно, я немного подожду. Но учти, завтра мне необходимо отдать деньги. Сходи к Ка-лишу сегодня вечером. Я сейчас пошлю ему записку о твоем приходе. Стыдно будет, если бедняга для разрядки пойдет к мадам Берте и ее девицам.

Итак, с наступлением темноты теми же улицами, по которым бежала несколько часов назад, я пошла обратно. Сейчас не могу описать ту сумятицу чувств, которые охватили меня. Последние слова мужа сделали мое положение совершенно ясным. Я была повержена и раздавлена. Теперь ничто больше не могло меня удивить.

- Надень платье с глубоким вырезом, - весело сказал муж, потому что к нему сразу вернулось хорошее настроение. - Калиш имеет слабость к голым грудям. Кстати, если он будет настаивать, чтобы ты осталась подольше, мне все равно. Можешь оставаться хоть до утра и хорошо выспаться.

В то время я не осознавала до конца смысл его советов. Сегодня я знаю, что самый презренный сутенер нашел бы более добрые слова. Когда я нажала звонок дома, в котором Калиш жил один, входная дверь открылась почти сразу. Он стоял передо мной, самоуверенно улыбаясь, как будто говоря мне: «Я тебе говорил, я знал, что ты вернешься». Я вошла, и он тут же быстро снял мое паль-то, как будто хотел доказать, что, несмотря на свои пятьдесят лет и лысеющую голову, он еще умеет обращаться с женщинами.

Это такая большая честь, госпожа Маклеод, что вы соблаговолили вернуться в мой дом. Я понимаю, вы очень расстроены цо поводу небольшого недоразумения, и думаю, с вашей стороны очень любезно дать мне возможность выразить свое глубочайшее сожаление.

С этими словами он пригласил меня в богато обстав-ленную комнату с громадным диваном. Вначале я не решалась заходить в эту комнату с постелью, но он отвлек меня своими разговорами.

- О, какое у вас платье, просто непревзойденное! Ка-кое прекрасное дополнение к вашей красивой фигуре! Я сожалею, что вам не нравятся мои комплименты, но я не могу удержаться. Вы так сказочно красивы! («Сейчас он бросится на меня», - подумала я). Но ничего не поделаешь. Я уверен, капитан нашел другой способ решения своей небольшой проблемы. И снова я прошу вас извинить меня, если я совершил ошибку и потерял голову из-за вашей фантастической красоты. Вы желаете взять мою карету или вызвать извозчика? - с этими словами он поднялся и протянул руку к звонку.

0Казалось, мой визит провалился. А что произойдет с долгом? И с моим мужем, и с моим отцом? О Боже, неужели я обречена? Неужели нет выхода? Должен быть. Я не могла так просто уйти. Я должна что-то придумать, какую-нибудь уловку. Может, поговорить с этим толстя-ком, немножко его вдохновить?

- Господин Калиш, я хочу... я хотела... чтобы вы...- Боже, как начать? Неужели он меня не понимает? Я нервно теребила шаль, наброшенную на плечи, и она упала на пол. Калиш уставился на мой бюст.

- Может, я еще побуду у вас, здесь... так уютно, - это ужасно, я предлагаю ему себя!

- Но, дорогая, боюсь, ваш муж расстроится. Я уверен, вы не можете так долго оставаться, приличия этого не позволяют.

Неужели это был тот самый мужчина, который тискал меня днем? Он снова потянулся к звонку. Все потеряно. Я в отчаянии закрыла глаза и представила... нет, я не могу видеть расстроенное лицо отца.

- Господин Калиш, я... пожалуйста, скажите мне... я же вам немного нравлюсь...

Ужасно! Как будто я приглашаю его броситься на меня или хуже - как будто я сама перед ним задираю платье.

- Дорогая, - наконец смилостивился надо мной этот ужасный человек,- если вы действительно не торопитесь и если муж не ждет вас сейчас...

След. страница -2-