Летний грех в своей квартире

В тот год все сложилось до странности прозаично. 12-летний сын уехал почти на месяц в школьный лагерь и мы оставались с мужем в пустой трехкомнатной квартире. Я уже предвкушала некоторые удовольствия семейного времяпрепровождения, которые невозможно представить себе в присутствии чада. Не подумайте ничего такого, все более или менее невинно - вроде хождения голышом друг перед другом, или хорошего покрикивания во время секса. Несмотря на то, что я замужем за Всеволодом уже почти полтора десятка лет, я все еще стесняюсь и его, да и честно признаться себя. Зачастую ловлю себя на том, что сдерживаю себя в сексуальном отношении, не нахожу полного удовлетворения, и оттого нервничаю, злюсь без повода. И вот, наконец, такой шанс - пустая квартира на несколько дней (спустя пять дней должен был приехать из провинции племянник мужа, точнее, сын его двоюродного брата), а мы оба в отпуске.

Теперь вообразите мое состояние, когда вдруг раздается телефонный звонок, и Всеволода вызывают в командировку на какой-то забубенный объект на Севере. Быстренько побросав вещи в чемодан, он собрался, и помчался в аэропорт на служебный рейс. Я осталась одна, и во всем случившемся дальше могу винить лишь судьбу и работу мужа. Хотя смотреть на это можно с разных сторон, и я до сих пор не знаю, винить судьбу или же благодарить.

Мне уже почти 35, и, несмотря на то, что я все еще не уродина, но четко отдаю себе отчет в том, что лишний десяток килограмм никого не красит, а тем более женщину. Намек на талию у меня, конечно, еще есть, особенно если посмотреть сзади. Сзади я, кстати, вообще выгляжу очень неплохо. Рост у меня небольшой, но грудь и попа не маленькие. Ноги у меня все еще мускулистые, спина жиром не заплыла, а шея достаточно высока. Чтобы подчеркнуть ее, я коротко постриглась, и высветлила прядками темно-каштановые волосы. Рассматривать себя в зеркало после ванны я могу еще с удовольствием, теша себя надеждой, что найдется немало мужчин, которые готовы заинтересоваться такой фигурой.

В молодости у меня было несколько серьезных увлечений, да и сексуальных приключений доставало. Не буду сейчас даже вспоминать об этом, дабы не затягивать повествование, скажу лишь одно, в течение восьми лет я хранила мужу супружескую верность, не знаю уж даже и почему. Характер у меня достаточно экспансивный, "это дело" мне нравится, но сочетание работы и воспитания вынудило меня ограничиться лишь очень узким кругом общения - собственным мужем.

Первые пару дней я просто наслаждалась тишиной в пустой квартире. Но затем досуг с телевизором стал мне просто досаждать. И вот через пять дней раздался звонок в дверь, и я впервые увидела Романа. Он стоял на пороге и смущенно улыбался. Он был сантиметров на 20 выше меня, стройный, но достаточно мускулистый. Ему к тому времени едва-едва стукнуло 15. Он приехал купить что-нибудь приодеться перед переходом в лицей у себя в областном центре, и двоюродный брат заранее договорился с Севой, что он будет сопровождать пацана при закупках. Но так как муж уехал, то Роман оставался на моем полном попечении.

Уже в первые часы его пребывания в моей квартире я почувствовала за собой нечто странное. Мне уже не хотелось ходить по комнатам, в чем попало. Зайдя в свою спальню, я сбросила халат и облачилась в почти новый тренировочный костюм. Более того, я навела на лице небольшой "марафет" и вернулась в гостиную совершенно другой женщиной, и внешне, и внутренне. Я сразу решила сократить дистанцию с Романом, уж больно он стеснялся и меня, и незнакомой обстановки. Взятый мною шутливый тон оказался верным, через несколько минут мальчик осмелел и ответно начал шутить. Окончательно холодок был растоплен бокалом "Рислинга", которым я сдобрила ужин "За знакомство", теперь я для него была просто Маргаритой, тетей Марго, уже без отчества.

Честное слово, я не желала ничего такого, ведь все-таки он был моим родственником. Но мне было приятно ощущать его взгляд на себе. Я чувствовала себя настоящей женщиной. Ему казалось, что он рассматривает меня не заметно, но я отмечала каждый его взгляд. Когда я пару раз случайно задела его бедром, проходя мимо него, он мучительно краснел и сбивался с разговора.

Спать я его расположила на диване в гостиной. Раздевшись в своей спальне, я накинула длинную ночную рубашку, и кинулась в ванную. Знакомая дорога вела через большую комнату. Я совсем забыла про Романа и только когда возвращалась назад, впервые поймала его прямой взгляд и поняла, что это выглядело несколько экстравагантно. В полосе света из спальни наверняка мое голое тело просматривалось через абсолютно прозрачную ткань. Смутившись, я влетела в свою комнату и некоторое время не могла отдышаться. Теперь краска стыда заливала мои собственные щеки. Я легла в постель, но заснуть не могла достаточно долго. В голову лезли самые разные мысли.

Утром на следующий день, в субботу, я решила не обращать внимания на вечернее происшествие. Пусть он думает, что ему угодно о нем. Может быть, я меня привычка такая, и я завтра вообще перед ним голая пройду!

Наскоро позавтракав, мы отправились с ним на рынок "Динамо". Я была одета в джинсы и светлую кофточку, так как день обещал быть жарким. Народу вокруг было полно, все куда-то спешили, нас подхватил поток и понес. Мы выбрались с рынка через несколько часов, усталые, но довольные. Купить удалось практически все. Троллейбус подошел почти сразу же, и мы заскочили на заднюю площадку. Толпа, влетевшая в салон вслед за нами, тут же заполнила его без остатка. Я прижалась спиной к поручню у окна, а Роман как истинный кавалер прикрыл меня от давки. Но что он мог сделать? Нас сдавило как хороший бутерброд. Как только я притерпелась, то ощутила, что у этого момента кроме неудобства есть еще и симпатичные черты. Моя грудь расплющилась о грудь Романа, живот касался его бедер. Рука его, вцепившаяся в поручень за моей спиной, прошла под моей рукой, прижавшись к боку и груди. Троллейбус подкидывало на неровной мостовой, и наши тела то соприкасались, то вновь оказывались свободными. В этом ритме я заметила, что движения Романа не так хаотичны, как движения машины - он старался прижаться ко мне, касаясь меня то оттопыренным лобком, то ногами, то сжимая руками. В его возрасте это было вполне нормально. Мне даже страшно представить себе иногда, что ему хочется женщину практически всегда, и днем, и ночью. А тут такой повод: в толпе тетка, мол, и не заметит, что ее потискали.

Но он ошибся. Постепенно я почувствовала, что вхожу в экстаз. Мне уже самой хотелось обнять мальчика. Может быть виновата жара, или слишком яркое солнце, но через пару остановок я, неожиданно для себя, сжала его руку, в которой у него были сумки с покупками своей ладонью. Его глаза удивленно расширились, и мне показалось, что он сейчас вырвется и убежит. Я ему ответила спокойным взглядом, и, отпустив его руку, обняла его за талию. Наши тела окончательно соприкоснулись. Он склонил голову к моей, и я чуть не захохотала. Он не смог найти в себе смелости поцеловать меня прямо в губы, и чмокнул в щеку около уха. Затем его губы потихоньку добрались до уха. Я ощутила его возбужденное дыхание. Он что-то умоляюще шептал мне на ухо, касаясь его раковины и волос вокруг уха.

Нет, он не должен был делать этого! Каждая из нас обладает своей собственной эрогенной зоной. Для меня такой зоной было именно ухо. Я возбуждаюсь тут же, мгновенно, неудержимо. Я почувствовала, что мои ноги слабеют, а тело инстинктивно выгибается в пояснице. Я плотнее обхватила Романа за пояс, а голова моя уперлась в его плечо. Господи, он ведь еще мальчик! А я так хочу его!

Я боялась взглянуть на него, но чувствовала, что он все больше возбуждается. Правая рука с сеткой держала меня за бедро, левая рука прокралась за спину, и пальцы ее танцевали вокруг замочка бюстгальтера. Его член весьма ощутимо разбух, и прижимался к моему животу. Как бы ни была тонка ткань блузки, но мне хотелось, чтобы ее не было, чтобы член скользил по моей голой коже.

Еще немного и я бы совсем потеряла голову. Но вовремя остановиться меня заставила мысль о том, что если Роман в результате моих движений кончит прямо в штаны, то это будет для него слишком большим конфузом. Приподнявшись на цыпочках, я достала его ухо, и шепнула:

- Рома! Потерпи, давай доедем до дома!

Я постаралась, чтобы мои слова не стали для него холодным душем, чтобы в них звучало скорее обещание, чем отказ. И мне это удалось. Роман закивал головой, а глаза его продолжали блестеть, хотя он и слегка отодвинулся от меня. Когда мы вошли домой, я, закрыв дверь, некоторое время стояла, прислонившись к ней спиной . Я старалась успокоить себя тем, что ничего особого не произошло. Но передо мной у вешалки стоял Роман. Он уже скинул сумки и разулся, и теперь вопрошающе смотрел на меня. В его позе, с опущенными руками, было что-то жалкое, просящее. И я поняла, что если откажу ему сейчас, то он воспримет отказ слишком тяжело. И я приняла решение так, как будто нырнула с разбегу в воду. Да, я отдамся ему сегодня же!

После принятия решения стало гораздо легче, и план начал складываться сам собой.

- Роман, ты пока разбери покупки, я пойду помоюсь.

Когда я оказалась в ванной, то включила теплый душ на полную мощность. Тщательно вымыв волосы, я намылила все тело. Особое внимание я уделила своей пещерке, которой, вполне возможно, придется поработать сегодня, как следует. К счастью, аптечка была здесь же в ванной, и, широко расставив ноги, я ввела себе противозачаточную свечу.

0Быстро вытершись полотенцем, я высушила волосы феном, и накинула халатик на голое тело. Его шелк приятно холодил вставшие соски, а еще мокрые волосы на лобке выглядывали в его разрез. В таком виде показываться перед Романом было еще рано. Я спряталась в кухне и оттуда крикнула:

- Роман, теперь иди мыться ты.

Когда он зашел в ванную (кстати, не закрыв за собой задвижку, наверное, подумал, что я присоединюсь к нему), то я прошмыгнула в спальную.

Теперь передо мной стоял важный вопрос: как одеться? Даже если я у него не первая, то запомнить этот вечер он должен на всю оставшуюся жизнь. Прежде всего, белье. Из потаенного ящика платяного шкафа появилась пара умопомрачительного фиолетового - сиреневого цвета. Опрыскав дезодорантом все тело с ног до головы, не пропуская ни одной щелочки, я упаковалась в кружевное безумие. Несмотря на интенсивный цвет, белье было практически прозрачным, и хотя формы его полностью охватывали и бедра, и грудь, на самом деле все мое богатство было на виду. На ноги решила надеть белые носочки, поверх домашние босоножки. Мысль о комбинации также была отвергнута с ходу. Я решила одеть темно-серое платье, слишком плотное для теплого вечера, но зато с большими пуговицами спереди снизу до верху. Его так удобно будет расстегивать молодыми пальцами!

След. страница -2-