Романтика

Из Зазеркалья

Осторожно стекло! Не слышат, паразиты. Стекло - это я. А точнее не стекло, а зеркало, и не какое-нибудь, а венецианское старинной работы. И сейчас трое бухих грузчиков вносят меня вверх по лестнице дома моих новых хозяев. Приближается угол. Ну все, сейчас грохнут варвары. Ух! Слава Тебе, проехали! Да! Как хрупка все же жизнь!Что ж, осмотримся на новом месте. Как будто неплохая квартирка, не самая худшая из мною виденных. И хозяева с такими интеллигентными лицами попались - отразить приятно. Пыль протирают регулярно, рож не строят и прыщей не выдавливают - едят видно в меру.

Дева Мария

Сережка стоял прислонившись в опоре, поддерживающей электрические провода. Стоять просто так уже не было никаких сил. Кроме воды, которую заливали в пассажирские вагоны, его желудок не знал другой пищи третьи сутки подряд. Фортуна отвернулась от него. На когда-то полосатую тельняшку пролили ведро черной краски. И без того тоненькие белые полоски пропали под толстым слоем нечистот и зловония. Надежды на чудо-порошок или отбеливатель, что в состоянии обмыть его жизнь не было никакой.Незаметно для себя, разморенный теплыми солнечными лучами Сережка задремал.

Ты и я

Наконец наступил тот день, когда я должна приехать. Ты снял шикарный номер в гостинице. Мы договорились там встретится, чтобы заняться любовью. Ты с нетерпением ждешь меня. Я вот-вот должна подойти. Тебя прошибает дрожь возбуждения, когда ты думаешь обо мне. Мы давно мечтали об этом... И вот с минуты на минуту это должно случится. Ты постоянно смотришь на часы и очень волнуешься, что я могу не прийти. Ты просто не переживешь этого.В номере интимный свет и легкая эротичная музыка. На столе бутылка шампанского, коробка конфет и клубника.

Эротический этюд 45

Небо, закопченное галками, кричало по-человечески. Она заткнула уши и закрыла глаза, но небо не исчезло, а галки заорали еще громче."Ну вот, опять напилась..." - подумала Она.Звонок в дверь качнул ее обратно в действительность. Галки обернулись толпой гостей, а небо - старой штукатуркой. Она пошла открывать.Конечно, это был Какаду - бесполый, носатый, весь из пестрых лоскутьев, сшитых на живую нитку болтовни. Никто не относился к нему всерьез, начиная с него самого. Поэтому он был всеми любим и всюду принят.

Воспоминания

Нам обоим по восемнадцать. Мы не виделись почти год. Ты так изменился, я едва узнаю бывшего мальчика в этом статном юноше, только глаза твои прежние - взгляд все тот же влюбленный. Мне льстит, что ты не забыл меня за это время, хотя наверняка у тебя уже были другие... Как когда-то, ты притягиваешь меня к себе на колени, я по старой памяти позволяю это, мы дружески болтаем, смеемся, и я вдруг чувствую, что ты хочешь, очень хочешь, но сдерживаешься, начинаешь ласкать мое лицо кончиками пальцев, проводишь рукой по моим длинным волосам.

Встреча на мосту

Огромные часы на стене пропали обычную вечернюю мелодию и в полной тишине принялись отсчитывать десять. К последнему коло- школьному переливу присоединился мягкий голос компьютера, праву- чашей из кабинета: динь-дон-дон, поступило сообщение. Мы с мужем пе ре гляну лист.-- А это от кого? -- спpосил он и лукаво посмотpел на меня.-- Hавеpное... -- я помедлила; сегодня письма и откpытки ли- лись нескончаемым потоком: наши дpузья поздpавляли нас с пеpвой годовщиной свадьбы. -- От моих pодителей.-- Пpовеpим?Я соскочила с кресла.

Эротический этюд 14

настоящее время - Ты неудачник. Посмотри вокруг - люди обустраиваются, живут все лучше. Только мы с тобой, как бомжи, ходим, побираемся.- Они обустраиваются, а я окапываюсь.- Ага. Могилу копаешь. И не первый год.- Да пошла ты...- И пойду. Вот завтра соберусь и пойду...- А чего ж завтра? Собирайся и иди хоть сейчас...- Сейчас я спать хочу. Ночь на дворе...- Ну так спи. Чего пиздеть-то почем зря?- Предложи что-нибудь получше...- Размечталась...- Очень надо. Уж и не помню, когда мы в последний раз...- Да вроде, в прошлую субботу.

Дикие дети

Она сама пришла к нему и не потому совсем, что хотела его увидеть, а потому, что ей всего-навсего нужна была книжка с рассказами Зощенко.Ромка открыл ей дверь. До чего же мила!.. глазки пуговки, тонкие пальчики, нежные запястья, сексуальность и прелесть во всем ее существе. Поздоровались, сели пить чай. Она медленно глотала необыкновенно вкусные обжигающие капельки. Разговор был как всегда сумасшедшим. Слова мазками ложились на его разноцветное полотно: воспоминания , смех, изменница-правда, мечты.-Почему я не познакомился с тобой раньше него?

Эротический этюд 22

Здравствуй, милая...Ну вот, прошла еще тысяча лет после твоего последнего письма. В мире, должно быть, произошла масса событий за это время. Чей-нибудь ребенок, родившийся в день, когда ты поставила точку на листе бумаги, уже бегает по полу, стуча игрушечными пятками. Но мне нет до этого никакого дела. Моя любовь к тебе закрыта от остального мира янтарной пеленой, в которой трудно дышится, но долго живется.Я стал еще на тысячу лет ближе к тому дню, когда смогу прижать тебя к своей груди. И мы снова будем вместе - теперь уже навсегда.

Библиотеки существуют AB AETERNO

Смена дня и ночи. Слишком частая для того, чтобы успеть сосредоточиться на множестве мелких, но таких волнующих деталей действительности. Это начинаешь понимать в те моменты, когда неведомая сила выдергивает тебя, как пойманную на удочку рыбу, из теплых и привычных вод родного пруда: Лей стояла посреди комнаты, судя по всему библиотеки, оглушенная неожиданно возникшей вокруг тишиной. Борхес, Лем, Эко: Кто же еще успел за недолгие шестнадцать лет жизни нашептать ей на ушко повести о странных местах, прозванных кем-то и когда-то библиотеками?
19
страниц