Папенькина дочка

Люси утверждала, что у меня исключительно вкусная сперма. Другие женщины мне об этом не говорили, из чего я заключил, что либо Люси желает мне польстить, либо она такая гурманка, что научилась различать нюансы вкуса, которые другим, менее опытным женщинам, неощутимы. Когда мы встречались несколько раз на общих собраниях (так она называла оргии), я не видел, чтобы ее ебли или хотя бы лизали - нет, я всегда видел ее, бескорыстную, с чьим-нибудь членом во рту, демонстративно в трусиках и юбочке. Она располнела на эдаких харчах, но все-таки оставалась весьма привлекательной. В один из моментов, когда рот у нее был свободен, я заговорил с ней, и она с готовностью дала мне свой телефон, и тут же устремилась к моему члену, предварительно осмотрев его под яркой настольной лампой.

- У тебя нет язвочек на нем? - спросила она, объясняя причину осмотра.

Голос у нее был вкрадчивый, ласковый и обволакивающий, как и ее рот. Видно, обилие поглощенной спермы благотворно влияет и на голосовые связки.

- Не волнуйся, - сказал я, несколько уязвленный осмотром, - я не стал бы сюда являться с такими делами.

- Ну, тогда, и ты не волнуйся, - сказала она, и поглотила меня до основания.

Когда я попытался поцеловать ее в благодарность да и от резонно возникшего желания, она твердо отвела мой язык, повелев принимать ее ласки безвозмездно.

Потом я уехал в Японию на пару недель и привез оттуда дюжину недорогих, но весьма изящных пудрениц для раздачи знакомым женщинам. Люси была тоже среди одариваемых мною. Я позвонил ей и сказал, что у меня есть для нее сувенир из Японии, и этого оказалось вполне достаточно, чтобы она пригласила меня к себе.

Она назначила время в середине дня и сказала, что мы сможем пробыть вместе не более получаса, так как у нее есть какие-то дела. Я обрадовался такой деловитости и вместе с тем был слегка покороблен ее весьма ограниченным по времени желанием побыть со мной. Люси встретила меня в домашнем платье, без косметики, чуть ли не затрапезной. Я вручил ей коробочку с пудреницей. Она радостно открыла ее, посмотрелась в зеркальце, оглядела ее со всех сторон и вместо благодарности сказала:

- Пойдем скорей в спальню, я тебе отсосу.

Я не заставил себя упрашивать. Люси не стала снимать с себя платье, и под платьем я нащупал трусики. Когда я пытался поцеловать ее в губы, она с решительной улыбкой отстранялась. Она положила меня на кровать, расстегнула мне ширинку и брюки, но не стала даже спускать их. Умело вытащила член и славно взялась за работу.

- Люси, разденься, я хочу твоей пизды, - попросил я, разворачиваясь в сторону ее бедер и пытаясь залезть к ней под платье, чтобы стянуть трусики.

Люси отрицательно замычала, отодвигаясь от моих рук и ускоряя движения. Она никогда не играла с хуем и не дразнила его, как это любят делать многие женщины, воображающие, что, растягивая удовольствие, они его усиливают. Люси срезала все углы, одержимая единственной целью - как можно быстрее довести мужчину до семяизвержения. При таком подходе было трудно не поддаться ее влиянию. И я поддался. Сделав последний глоток, она произнесла свою дежурную фразу:

- Какая вкусная у тебя сперма.

- Какой вкусный у тебя рот! Но почему ты не позволяешь прикоснуться к себе?

- Мне нужно скоро уходить, и я не хочу распаляться попусту.

- Но я и на вечеринках не видел, чтобы ты для кого-нибудь развела ноги. Или хотя бы ягодицы.

- Ты много чего еще не видел, - уклончиво сказала она.

- Я хочу, чтобы ты кончила. Неужели тебе не хочется после всех этих дел.

- Хочется. Я и кончу.

- Когда?

- Тебя это не касается.

- Ты хочешь сказать, что у тебя есть любовник, с которым ты делаешь все остальное, что не хочешь делать со мной?

- Я ничего не хочу сказать. Мне нравится твой хуй и твоя сперма.

- Я тронут. Ну, а чем ты занимаешься помимо любви? - решил я поговорить с ней за жизнь.

- Я работаю в магазине. Семейный бизнес.

- В каком магазине?

Люси назвала мне место в центре города, и в этом магазине я, помню, бывал.

- Ты должен зайти ко мне туда как-нибудь. Я там практически ежедневно.

- А чем ты занимаешься?

- Помогаю отцу. Всего понемножку: продаю, закупаю одежду, веду бухгалтерский учет.

Тут она склонилась ко мне, решив испить меня до дна. Разговор наш прервался. Отглотав, Люси на этот раз воздержалась от комплиментов моему семени, поднялась и сказала, что мне пора уходить. И чтобы сгладить эту фразу, прозвучавшую грубовато, она добавила:

- Обязательно заходи ко мне в магазин.

Я вышел из ее дома в раздумьях. Казалось бы, идеальная ситуация: получаешь бесплатное и безопасное наслаждение, осуществляемое искусно и быстро. Чего еще желать? Пизды? - Она у меня имеется в других местах, вернее, у других в нужных местах. Но меня мучил вопрос, что же имеет со всего этого Люси? Я, конечно, не верил ее гастрономической влюбленности в мою сперму. Я прекрасно понимал, что, кроме меня, она с такою же радостью поглощает детородную жидкость у других самцов. Быть может, ей не хватает семени у мужчины, которого она любит, и оставаясь, по-своему верной ему, она восполняет недостаток с другими спермопроизводителями? Никакого другого объяснения мне в голову не приходило.

Через несколько дней я решил посетить Люси в магазине. Он был двухэтажный. На первом этаже - торговый зал, а второй этаж напоминал балкон в театре, тянущийся вдоль всей стены. Покупателей было всего двое. Пожилой сутулый продавец показывал джинсы одному из них. Люси увидела меня с балкона, помахала мне ладошкой и спустилась. Полненькая, но ладненькая. Улыбается мне, будто сидела и ждала моего прихода. За ней спустился какой-то мужик, которому она сказала: Пока, и он ушел из магазина.

Люси поманила меня наверх, и мы поднялись по лестнице. На втором этаже стояло несколько письменных столов, но никто за ними не сидел.

- Это мой офис, - сказала Люси.

- Как идет бизнес? - спросил я.

- Неплохо. Папа справляется, да и я ему помогаю.

- Это твой отец внизу?

- Ага. Я тебя потом представлю.

- Это вовсе не обязательно.

Она показала мне на высокий стул, подобный тем, что стоят у бара.

- Садись, я тебе пососу.

- А если кто-нибудь сюда придет?

- Не волнуйся, сюда никто не придет.

- А твой отец внизу? - спросил я, усаживаясь.

- Он нам мешать не будет, - уверенно сказала она, расстегивая мне ширинку.

Я старался не издавать звуков, рвавшихся из меня в течение минут двух. В магазине стояла тишина, даже музыка, обыкновенно существующая фоном в других местах, здесь отсутствовала. До меня доносился хриплый голос ее отца, объясняющий что-то покупателю, звук открывшейся двери, впустившей или выпустившей кого-то. Несколько секунд я вообще ничего не слышал. Но не переставал удивляться бескорыстию и самоотверженности Люси.

- Скажи, а мужик, который спускался отсюда, когда я вошел, тоже обладает исключительно вкусной спермой?

- Не такой вкусной, как у тебя, - попыталась польстить мне Люси, выдав информацию, которая для меня лестной вовсе не была.

- А как же твой отец? Ничего не замечает? - я даже не хотел поднимать вопрос, стыдно ли ей заниматься этим в присутствии отца.

- Когда мне было восемь лет, он научил меня этому, так что теперь ему некуда деваться.

- Так ты могла его... Это же подсудное дело! Растление малолетних! - вскричал я.

- Ерунда! Мне это нравилось, да и это же мой отец, которого я люблю и который заботился обо мне. Он меня и не заставлял, мне самой было интересно, а потом даже вкусно. Ты знаешь, у меня дела! - прервалась она. - Если хочешь, мы можем с тобой потом поговорить.

Мне это стало весьма интересно, и я предложил ей пообедать после работы в ресторане. Люси согласилась.

Когда я выходил из магазина, в него вошли два парня, и мне показалось, что Люси... Впрочем, я подавил свои подозрения, ибо какое мне дело, если она им тоже отсосет. Что она мне, невеста, что ли? Но меня удивило такое спокойное отношение Люси к сексуальным притязаниям отца. И мне хотелось узнать подробности, которые я собирал для своих рассказов.

Мы встретились в ресторане неподалеку от ее магазина. Я заказал столик в укромном уголке, отделенном от других столиков боковыми стенками. Люси сказала, что не очень голодна и заказала только салат.

0- Хочешь? - спросила она меня многозначительно.

- Здесь? - удивился я.

Вместо ответа Люси склонилась ко мне. Со стороны она была совсем не видна, так как голова ее скрылась под столом, длинная скатерть скрывала наши ноги, и издали можно было бы подумать, что я сижу один, а моя спутница вышла в туалет. Нам только что принесли нашу еду, и официантка не должна была нас тревожить в течение нескольких минут, которых хватило, чтобы Люси вконец испортила себе аппетит.

- Теперь понятно, почему ты заказала только салат, - сказал я, но сначала, конечно, поблагодарив Люси.

Люси улыбнулась и глотнула вина из бокала.

- Скажи, а что ты испытываешь, где же твои оргазмы? У тебя есть любовник, с которым ты можешь расслабиться и кончить, или ты мастурбируешь? - продолжил выражать я свое недоумение бескорыстностью Люси.

- Нет, все гораздо проще, - ответила Люси, жуя салат. - Я кончаю каждый раз, когда ты кончаешь.

- Как-то молчаливо и незаметно ты кончаешь.

- А чем молчаливее и незаметнее, тем сильнее мой оргазм.

- Ты уж расскажи, пожалуйста, поподробнее, - попросил я.

- А зачем тебе все это? Я тебе отсасываю, получай удовольствие и не думай ни о чем.

- Понимаешь, Люси, я книжки пишу. И это мне очень нужно для рассказа.

- Только, чур, имен не называть и так сделать, чтобы никто меня не узнал.

- Можешь не волноваться. Я же не хочу, чтобы ты меня засудила.

- Вот именно. А книжку, когда издадут, подаришь?

- С дарственной надписью. Тебе - первой.

- Ну, ладно. А потом где-нибудь намекни, что это я, а то ничего мне от славы не достанется.

- Договорились. Расскажи-ка, как ты научилась так кончать?

- Ну, я тебе говорила про папу. Так вот, пока я ему сосала, он всегда с моим клитором играл. Мне было приятно. А однажды, когда он брызнул, я и кончила. Он это заметил и стал подыгрывать так, чтобы кончать, когда я кончаю. Вот я и привыкла - чуть первая капля выстреливает - и я тут как тут.

След. страница -2-