Дачная история

Как-то летом я был на даче. На новой даче, что немаловажно. Все участки были еще не застроены, и только сараюшки для садового инвентаря торчали то тут, то там. Мы с семьей приехали на машине и перво-наперво основательно подкрепились - работы был непочатый край. Вообще-то сорняки меня не любят и это взаимно, но эта дача была дарована нам совхозом N... совсем недавно. Поэтому грядки зеленели по большей мере не от клубники, салата, петрушки, капусты и свеклы, а от мощного осота и коварного пырея. Тот, кто соображает в садовничестве, знает, что это такое. Но история совсем не о капусте, хотя косвенно ее касается.

Итак. Мы приехали, перекусили и принялись дергать все это (сорняки я имею в виду) из земли. Время было еще раннее и кроме нас на участках вокруг почти никого не было. Но не успело пройти и часа, как народ хлынул с такой силой, что могло с первого взгляда показаться, что люди бегут из горящей деревни. Понаехали машины, понабежали пешие, зазвонили велосипедные звонки - закипело. Среди вновь появившихся были и наши правые соседи. Я видел их только раза два и то не всех, но сегодня семейство появилось в полном сборе, включая кошку и собаку. Оно (семейство) состояло собственно из четырех человек: матери, отца, дочери, примерно моих лет, и маленького сынишки лет эдак под пять. Как только машина подъехала к границе участка и остановилась, все шестеро высыпались из нее прямо как горох. В глаза сразу бросилась дочь семейства: довольно высокая, стройная, с приятными формами и милым личиком. Именно милым. Красота такого рода не бывает резкой, яркой, но всегда притягивает. Тут она посмотрела на меня своими огромными карими глазами. Меня как током прошибло. Было в этом взгляде все что угодно, только не презрение и не оценка, какую видишь обычно в глазах других девиц. Я вдруг понял, что влюбляюсь. А еще через мгновение вернулось ощущение реальности. Тут я понял, что стою посредине участка разинув рот и глазею на соседскую девчонку. Наверное, это должно было бросаться в глаза. Но, слава богу, все мои, да и ее тоже, ничего не заметили. Я принялся, как ни в чем не бывало дергать траву и складывать в ведро. Но краем глаза я все же продолжал следить за юной красавицей, обходившей свой участок и слушавшей свою мать. Когда разъяснения подошли к концу, и соседское семейство принялось готовиться к работе, я увидел, как она расстегнула платье и принялась из него вылезать. На ней оказался мини-бикини самого сексуального вида. Как нарочно она изображала, что никак не может справиться с рукавами, тем временем поворачиваясь ко мне со всех сторон. Будто знала, что я украдкой за ней наблюдаю. Да, это было что-то! Такого тела мне редко приходилось видеть. Что за грудка, что за бедра, что за ягодички! Ах... Дальше - больше. Поначалу она принялась рвать траву как все - на корточках, лицом к солнцу. Но потом, как будто устала и выпрямила ноги, согнувшись пополам. В довершение ко всему она повернулась ко мне задом! Вот такого поворота я не ожидал. Получилось такое зрелище: она стоит спиной в мою сторону, согнувшись пополам, да еще прогнувшись в пояснице и расставив ноги несколько шире, чем того требовала прополка гряд. В таком положении мне открывался довольно щекотливый вид на... (ну вы меня понимаете). Но тут ситуацию заметила мама девочки и высказала ей: Светка, ты как стоишь? Люди же смотрят. Сказано это было в полушутливом тоне, ибо на самом деле было вовсе не заметно, чтобы за ней кто-то следил. Но мама и сама не знала, насколько она была права.

Итак, ее звали Света. Светлана. Но от вопроса как называть эту прелесть мне легче не становилось. Каждую секунду, когда я смотрел на нее, мне все нестерпимей мне было только смотреть. Я промучился около двух часов. И вот - счастливый случай. Она собралась искупаться в пруду, что неподалеку. Родители стали активно навязывать с ней братика, но она героически сражалась и, в конце концов, победила. Я потерял голову, не зная, что предпринять. Тем временем Света взяла полотенце и направилась по тропинке к перелеску, за которым и был пруд. Мозг заработал как никогда раньше. Благодаря моим артистическим талантам мои окружающие и не заметили того, что мне что-то известно, и что-то не безразлично. Поэтому я, разогнувшись, тяжело вздохнул, вытер пот со лба (выступивший, кстати, не от работы) и прокомментировал погоду, казавшуюся мне ужасно жаркой (несмотря на прохладные порывы ветерка...). Потом я выказал желание пойти искупаться и, терпеливо выслушав проповедь о простуде и стоящей работе, направился к пруду, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не пуститься галопом. Правда, дойдя до первых деревьев, я так и сделал.

Свету я догнал уже на выходе из перелеска. Она шла медленно, словно о чем-то размышляя.

- И как это ты не боишься ходить по лесу одна? - спросил я, поравнявшись с ней. Внезапность моего появления немного испугала девушку, но она тут же пришла в себя и почти сразу ответила:

- А чего мне бояться?

- Правда. Пока я рядом, тебе бояться нечего.

Она взглянула на меня испепеляющим взглядом, как бы испытывая мои намерения на прочность. Намерения мои были в этот момент тверже алмаза, и мне ничего не стоило выдержать даже такой взгляд.

- А я гляжу, ты парень скорый, - наконец произнесла она.

- Да и ты не очень скрываешься от... хм... людей, - изобразил я ее маму.

Света отвернулась в сторону, но я увидел, что она улыбается. После секундной паузы она спросила:

- Как тебя зовут?

- Петром кличут. Но для тебя просто - Пит.

- Ну что ж, Пит, догоняй! - и она стремглав бросилась вперед по тропинке, метрах в семи плавно переходившей в поляну перед прудом.

Я побежал следом, но догонять и не думал. Мне хотелось полюбоваться этой неземной красотой. Как она бежала... Ух...

По дороге Света бросила на траву полотенце, скинула шлепанцы и с разбегу прыгнула в воду. Я подбежал к самому берегу и, быстро скинув майку, кеды и шорты, рыбкой нырнул следом. Вода была прохладной и кристально чистой. Проплыв туда и обратно, я вернулся к Свете. Она начала брызгаться водой и я, приняв правила игры, стал делать то же самое. Правда у меня получалось лучше, и девушка не могла противостоять постоянному ливню брызг. Я думал, что тут-то она и сдастся, но ошибся.

- Ах, так? - сказала она и моментально нырнула под воду.

Я отпрянул, но, кажется, опоздал: цепкие пальчики ухватили мои плавки и сдернули их чуть не до колен. Меня надо было видеть: таких круглых и огромных глаз не видывали, наверное, со времен потопа. Вот это девчонка! - пронеслось в голове. Я моментально вернул плавки на место и уже приготовился нырнуть туда, где по моим предположениям находится Света. Но она вынырнула сама - метрах в четырех от меня.

- Ах ты, проказница! - погрозил я пальцем и с самой большой скоростью, на какую был способен, поплыл к ней. Она же, устрашившись, ничуть не медленнее метнулась к пологому спуску, выскочила на берег и бросилась наутек. Но теперь я не собирался отставать. Что есть мочи я торпеданулся к берегу и со всех ног погнался за ней. Уже метрах в десяти от пруда я ее настиг: схватил обеими руками за пояс и слегка приподнял. Она завизжала, замахала в воздухе ногами, но потом, видя, что я ничего не делаю, успокоилась. А делать мне ничего и не надо было. Ведь в том положении, в котором мы сейчас оказались, мой горячий дружок уперся ей прямо между ягодиц. И я, и Света вдруг все поняли... Ее руки опустились на мои, и повели их дальше вниз. Я ощутил под пальцами ткань ее трусиков. Она хотела, чтобы я просунул руки под них. Так я и сделал. Тугой холмик, покрытый мягкими волосками, чутко отозвался на ласку. По всему ее телу прошла волна мелкой дрожи. Я хотел двинуться дальше, но там было слишком узко. Тогда я взял обеими руками лямки трусиков и потащил их вниз. Пока я спускался на колени, мои губы прошли по ее спине, пояснице и дошли до ягодиц. Целовать их было сплошным наслаждением. Света переступила через упавшие трусики и повернулась ко мне.

- Поцелуй меня, - сказала она горячим полушепотом.

Я применил все свои знания и навыки в искусстве поцелуя и старания мои не пропали даром. Она возбудилась уже достаточно, чтобы соединить нашу плоть. Но мне нужно было больше. Я расстегнул ее лифчик, и она помогла мне снять его. О, что это была за грудь! Теперь такой уже не сыщешь... Я припал губами к розовым ягодкам, которыми заканчивалась каждая полусфера ее груди, и принялся сосать их и ласкать языком. Потом ласки перешли на всю их поверхность, потом выше, выше, на плечи, шею, ушки... И снова долгий сладостный поцелуй. Света расставила ноги пошире, и я проник между ними своей рукой. Теплая и уже влажная щелочка трепетала и ждала ласк... И, клянусь богом, она их получила! Не в силах больше терпеть она стянула с меня плавки и освободила мое взведенное до предела орудие. Уговаривать меня было не надо: аккуратно, но настойчиво я провел его во впадину под ее лобком и погрузил в теплое, мокрое отверстие. О, Боже, какое это было наслаждение!!! Я пять раз думал, что кончу немедленно, но заставлял себя продолжать это блаженное скользящее движение туда-сюда, туда-сюда, туда-сюда... Наконец, я заметил, что Света уже на грани оргазма и, сделав еще пару глубоких толчков, разрешил себе кончить. Она последовала за мной. Мы практически застыли в одной позе на несколько секунд, пока моя сперма заполняла ее внутри, а потом расслабленно разъединились. Света сразу легла на траву и растянулась. Я сделал так же. Потом мы снова искупались, привели себя в порядок, и пошли обратно.

0На выходе из перелеска Света остановилась и сказала:

- Я пойду первой. Ты немного подожди. А то мало ли что подумают...

Она улыбнулась, поцеловала меня в щеку и неспешно пошла к выходу.