Моя любимая сестричка

&nbspРассказ этот, вероятно, вызовет возмущение у читателей своей развращенностью и они подумают, что это произведение какого-то грязного преступника, описывающего свои извращенные желания и фантазии, а между прочим, главное действующее лицо, являющееся и автором, вполне обычный молодой человек, из числа тех, кого вы называете приличными мальчиками. Я не рассчитываю поразить вас подробным описанием половых сцен и всякого рода извращений, а лишь хочу показать, что таится в душе и на какие мерзости способен самый обычный человек.

Каковы глубины человеческой души? Никто их никогда не измерял и никому никогда не удастся их измерить. Мы живем по выдуманным нами общественным законам, думаем о том, что прилично и что не прилично, стараемся не выделяться из окружающей нас толпы. Тщательно скрываем в этих самых глубинах сознания свои желания и потребности, которые, как мы думаем, будут не поняты и отвергнуты обществом. А что касается наших половых влечений и пристрастий, то мы об этом не только не говорим окружающим, но и боимся признаться даже себе, особенно если они отличаются неординарностью и явным эгоцентризмом. Но я набрался смелости и готов рассказать вам не только о мечтах и желаниях, но и о реальных случаях моей жизни. Читайте же это произведение больного воображения, и, может быть, оно раскроет вам глаза на реальное, а не выдуманное общественное, поведение и сознание человека.

Детство мое протекало тихо и мирно, без особых потрясений и ярких впечатлений. До того как я начал ходить в школу, я большую часть своей жизни проводил на даче, куда брала меня бабушка. Природу, неспешное течение деревенской жизни, ее неторопливость и размеренность я любил более всего. Мне нравилось любоваться зеленью лугов и полей, я любил наблюдать восходы и закаты и подолгу следить за неспешным течением реки. Естественно, что и после того, как я пошел в школу, я любил часто бывать в этом уютном и тихом уголке, где все напоминало о том далеком времени, о моем детстве. Вот в этом земном раю и развернулись все те события, о которых вы прочтете в моем рассказе.

У меня была сестра, очаровательное создание, которое я любил всем сердцем, да и не только сердцем. Правда приходилась она мне не родной, а двоюродной сестрой. Оля, так ее звали, была на несколько лет моложе меня и в то время, которое здесь описывается, ей было четырнадцать, а мне соответственно девятнадцать лет. Естественно, что все детство мы провели вместе и я бы даже сказал, что мы стали неразлучны и не могли провести друг без друга ни единого дня. Она жила в другом городе и после того, как мы пошли в школу, наше общение стало невозможным. Я долго переживал по этому поводу, и все время спрашивал у родителей, почему Оля не может жить вместе с нами. Мы бы ходили вместе в школу, вместе бы ели, спали, готовили уроки и вообще всячески заботились друг о друге. Повзрослев, я понял наивность детских фантазий, что, правда, не умерило моей братской любви. Приезжая на дачу во время каникул я все также радостно встречал Олю, и мы всегда весело проводили с ней время. Мы стали даже более близки, чем в детстве, и, забегая вперед, скажу, что мы обсуждали такие вопросы, которые не могли доверить самым близким друзьям, не говоря уже о родителях. Так я, например, рассказывал Оле о том, что я никак не могу познакомиться с девушкой, что мне хочется излить на кого-нибудь свои самые нежные чувства, но никто не может оценить глубины моей любви. Оля в свою очередь рассказывала о встречах с мальчиками ее возраста, о желании вступить в активную половую жизнь и о страхе сопряженном с потерей девственности.

Надо сказать, что робкий по природе, я и не пытался найти себе партнершу и заменил естественные половые отношения между мужчиной и женщиной просмотром порнофильмов и мастурбацией. Правда, иногда встречаясь на даче с Олей, я подумывал о ее совращении и о том, что, совершив это, я получу источник удовлетворения всей моей похоти, которая уже в это время выплескивала через край. Но тут я опоминался и с ужасом думал о том, какой же я негодяй и подонок, если вот так, ради ненасытной животной страсти, готов на совокупление с собственной сестрой. Но время шло, Оля подрастала, и с каждой новой встречей я с удовольствием отмечал, что тело ее приобретало все более округлые и соблазнительные формы. И я уже начал всерьез задумываться о плане, заполучить Олечку в свое полное распоряжение, или хотя бы провести с ней несколько часов удовольствия.

И вот когда мне исполнилось девятнадцать лет я понял, что не могу дальше заниматься самоудовлетворением и, что девушка, которую я мог бы потрахаться необходима мне как воздух. С этими мыслями я и приехал на дачу, захватив с собой видеомагнитофон и несколько кассет с порнофильмами. Олечка, приехавшая несколькими днями позже, точнее ее стройное гибкое тело и возбуждающие мое воображение формы, окончательно убедили меня в успехе моего плана. Около пяти дней мы с ней гуляли, купались, беседовали ни о чем, и я уже начал отчаиваться в выполнимости моего плана, как вдруг вечером бабушка объявила нам, что завтра она должна будет уехать в город, и мы целый день будем предоставлены сами себе. Вы не можете себе представить какие переживания, сомнения, тревоги и надежды терзали меня на продолжении всей этой ночи, ночи за которой должен был последовать столь знаменательный день. Всю ночь я не спал, терзаемый сжиравшей меня похотью, если же мне удавалось на минуту заснуть, мне снилась Оля, то предстающая передо мной в порнографических позах, то сидящая на моем члене с раздвинутыми ногами, то ее розовые половые губки, которые я облизываю и целую, то опять сама Оля сосущая мой высоко торчащий член.

Наконец наступило утро. За завтраком я ни на минуту не мог оторвать свой горящий взгляд от Оли. Она много шутила, смеялась, говорила бабушке о том, что ей привести из города, откусывая белыми зубками хрустящее печенье и запивая его парным молоком. Я же наоборот был мрачен и весь погружен в раздумья. Делать мне то, что я задумал или отказаться от намеченного плана, оставить Оле девственность или идти на поводу у своей похоти. Так незаметно прошло утро, и мы с Олей пошли провожать бабушку к автобусу. В этот момент сомнения разрывали меня на части. Посадив бабушку в автобус и помахав ей на прощание рукой, мы с Олей, обнявшись, пошли домой. Дорогой я чувствовал тепло ее тела и шелковистость кожи сквозь тонкую ткань летнего платьица. Наверное, если бы я не обнял ее в тот момент, то понял бы всю безумность идеи о воплощении с Олей своих эротических фантазий, но теперь, почуяв близость и доступность женского тела, я окончательно потерял голову, и не собирался отказываться от такого случая, который, может быть, больше мне не представится.

Придя домой, Оля пошла гулять в сад, а я включил видеомагнитофон и поставил один из привезенных фильмов. Тематику фильмов я подбирал очень долго и тщательно. Начну с легкой эротики и лишь потом, после откровенного разговора, перейду к порнографии. Таков был мой до мелочей продуманный план. Так что когда Олечка вернулась, она обнаружила, что я смотрю телевизор, и охотно ко мне присоединилась. Я незаметно обнял ее и слегка притянул к себе, чтобы дать почувствовать тепло и силу, исходившую от мужского тела. Так мы просидели некоторое количество времени. Фильм кончился, и я поставил следующий, более откровенный и начал осторожно расспрашивать Олю о ее отношениях с мальчиками и ее сокровенном желании потерять девственность. Она отвечала, что еще не нашла достаточно опытного мальчика, который смог бы доставить ей удовольствие, не причиняя боли при разрыве девственной плевы.

- Ну не обязательно половое наслаждение должно быть связано с разрывом плевы. Существует много способов доставления удовольствия девушке не связанных с непосредственным введением члена во влагалище. Вот сейчас я поставлю фильм, где партнеры удовлетворяют друг друга с помощью рта и языка, - с этими словами я вставил в видеомагнитофон порнографическую кассету. Во время просмотра Оля жадно смотрела на все происходящее на экране, и ее уже достаточно оформившаяся грудь судорожно вздымалась.

Видимо увиденное достаточно взволновало ее, и я понял, что достаточно одного намека и Оля будет моей.

- Вот Олечка, - сказал я - тебе не обязательно позволять мальчику вводить член в твое влагалище, достаточно того, что он просто поласкает тебя и твои губки языком. Так что когда вернешься домой, смело, можешь предложить своему другу такой способ удовлетворения.

- А ты умеешь ласкать девушку языком, - спросила меня горящая от возбуждения Олечка.

- Ну, я не знаю, - ответил я, - ты же знаешь, у меня никогда не было девушки. Хотя, наверное, это у меня получилось бы лучше, чем у мальчиков твоего возраста. Я все-таки прочитал много книг, посвященных этому вопросу, и просмотрел десятки фильмов.

- Хочешь, я буду первой девушкой, которой ты подаришь наслаждение, - откровенно спросила Оля.

В первую минуту я, честно говоря, растерялся. Конечно, я рассчитывал совратить Олю, но представлял это более трудоемким процессом, а в действительности все оказалось так просто. Она даже не стала ждать, пока я сделаю намек или предложение заняться с ней сексом, а сама предложила мне ключ от замка, отпирающего ворота наслаждения. К такому я не был готов и в первую минуту почувствовал себя смущенным. Но сомнения быстро рассеялись, ведь передо мной лежало то, чего я желал несколько лет, то о чем я мечтал бессонными ночами, то, что видел в эротических снах.

- Ты готова, - спросил я у Оли.

-Да, я хочу почувствовать, как поцелуешь мои половые губки, пощекочешь клитор, как твой язык проникнет во влагалище, - с нежным вздохом ответила она.

0Мы легли на широкий диван и нежно стали целовать и обнимать друг друга. Я запустил руку под юбочку Оли и, немного поласкав ее шелковистые бедра, начал медленно стягивать трусики. Оля в это мгновение снимала с себя маечку. Оторвав глаза от ее божественных ножек, я увидел еще более восхитительное зрелище. Нежные белые маленькие груди находились на уровне моего рта, и мне не составило особого труда ухватиться губами за выпуклый розовый сосок. Пососав один сосок, я неторопливо перешел к другому, руки мои все это время поглаживали ее округлые бедра. Олечка вся замерла от наслаждения и лишь тихо стонала.

След. страница -2-