Примерка

С самого утра на улице стояла невыносимая жара. Это было в самом начале июня и такой жаркой пагоды еще не было. Моя супруга перебирала летние вещи в поисках чего-то легкого, попутно ворча, что у нее ничего нет и что самой новой вещице уже лет сто. Мы начали ругаться по этому поводу, но в вдруг зазвонил телефон, и жена поспешила взять трубку. Судя по приветствию, звонила ее сестра, а это означало, что разговор затянется надолго.

Через некоторое время мне стало известно о том, что у Ленки, так зовут сестру, те же проблемы, видимо это свойственно всем женщинам во время смены сезона. Так или иначе, но уже через двадцать минут Наташке, то есть моей жене, удалось уговорить меня поехать вместе с Ленкой и ее мужем по магазинам. Наталья тут же перезвонила сестре, и они договорились о времени и месте встречи.

Тут-то все и началось. По той причине, что при примерке придется раздеваться не известно где и при сестре, а покрасоваться нужно и перед ней, к подбору нижнего белья Наталья подошла с особой щепетильностью. А тут еще легкое платьице, которое она собралась надеть, поставило последнюю точку в выборе белья. С трусиками проблем не было, тонкая ткань платья просто приказывала надеть самые незаметные - небольшой лоскуток материи спереди и тонюсенькие полоски на бедрах и сзади, чтобы удержаться на теле. С верхней частью она долго экспериментировала и пришла к выводу, что все имеющееся к платью не подходит. Стала назревать новая истерика, но я быстро потушил ее, сказав, что мы можем никуда не поехать. Тогда, сказала Наталья, лучше не надевать ничего и, натянув платье, стала рассматривать себя в зеркале. Затем она повернулась ко мне, чтобы я оценил. Я, почти не глядя, одобрил и мы, наконец, вышли. На улице дул приятный теплый ветерок, который постоянно приподнимал легкое платье супруги. Она быстро шла впереди, обидевшись за мою резкость дома. Только теперь, при ярком солнечном свете, я полностью заметил всю откровенность ее наряда. Мало того, что ссади, сквозь тонкую ткань было заметно отсутствие бюстгальтера, так еще и ветер периодически выставлял на показ практически голую попку моей супруги. Те, у кого есть жена, поймут мои ощущения в данной ситуации. Внутри какой-то комок, одновременно вспыхивает чувство ревности, желание прекратить происходящее, но параллельно ситуация очень возбуждает. Я видел взгляды проходящих мужиков, а взглянуть было на что. Наталья довольно высокая, стройная, грудь и попка немного крупноваты для ее тела, но это только красило ее. Я смотрел как, при каждом ее шаге, платье поднималось ровно до самого потайного места, открывая самую малость. При небольшом порыве ветра платье на мгновение поднималось до середины попки. И без того незаметная задняя часть трусиков при ходьбе глубоко врезалась, и это создавало впечатление, что трусов и вовсе нет.

От собственных ощущений мне стало немного не по себе. Я ведь сам выставил собственную супругу на показ, одобрив ее наряд дома. От возбуждения и столь приятной ревности по телу побежали мурашки. В этот момент я обратил внимание на то, что походка моей жены как-то изменилась. Уже не было нервных и дерганных от обиды движений. Напротив, она словно вырисовывала каждый шаг. Она стала слегка повиливать бедрами. Видимо она и сама заметила и взгляды прохожих, и откровенность собственной одежды. Я не мог поверить, что ее это не пугало. Вообще-то она у меня очень стеснительная. Ее, судя по всему, ситуация возбуждала не меньше чем меня. Если бы я не знал ее, то сейчас в мыслях назвал бы похотливой сучкой, шлюшкой и другими подобными словами. В глазах прохожих читались те же самые слова.

С этими мыслями я не заметил, как мы дошли до остановки до остановки. Здесь мы, наконец, поравнялись. Не я ни она, естественно, своих ощущений не выдали - оба стыдились происходящего. Теперь я заметил, что лицо моей благоверной немного покраснело. Ей явно было очень стыдно. Народу на остановке было немало. Кто-то откровенно пялился, другие делали это украдкой.

Подошла наша маршрутка- "Рафик", народ ринулся вовнутрь. Я пробился и на последних сидениях занял два места. Жена же, зайдя в последних, уселась лицом ко мне переднее место, махнув мне рукой.

Занятое мной для нее место тут же занял последний вошедший парень. Дверцу пришлось захлопнуть моей жене, так как она сидела ближе других. Когда она наклонилась и потянулась к ручке, перевалив вес на левое бедро, правое приподнялось, а короткое платье потянулось вверх. У меня в этот момент перехватило дыхание. Все, сидевшие к ней лицом и тем более справа от нее, целую вечность могли наблюдать ее разделенную врезавшимися трусами промежность. По краям узкой полоски были четко видны разбухшие и красные от возбуждения губки. Когда моя женушка садилась на место, то, чтобы не помять, выдернула из-под попки платье. По ощущениям от сиденья она поняла, что произошло с трусиками, а по несдержанным восхищениям, ей стало понятно, что это все видели. Она еще больше покраснела и стала смотреть в окно, чтобы скрыть глаза. Внутри салона было ужасно душно. От осознания произошедшего и от нестерпимой жары, тела присутствующих постепенно покрывались потом. У меня не выходило из головы то, что моя жена в этот момент ощущает своими обнажившимися губками поверхность сидения. При всех, она никак не могла поправить трусы. Ей явно было неудобно такое положение, так как она понимала, что ее, уже торчащие под платьем соски, становятся все заметнее. Светлая, прилипшая к груди ткань, немного намокла и стала еще более прозрачной. Даже женщина лет тридцати пяти, сидевшая слева от меня, пялилась на точащие сиськи моей супруги. Взгляд ее отдавал похотью. Моя жена в ее глазах была доступной шлюшкой. Наверное, все окружающие думали также.

Нам нужно было ехать до конечной. Когда мы доехали, Наталья стала пропускать выходящих пассажиров, не вставая с места. Она потекла и боялась, что кто-нибудь заметит мокрое пятно. С заднего сидения мне было видно как каждый выходящий, уже не стесняясь, старался заглянуть в глубокий вырез платья на груди моей супруги.

Мы вышли последними и, к этому времени, все наши попутчики разошлись. От этого мне стало полегче, да и Наталья немного пришла в себя. Через пару минут мы дошли до условленного места встречи, где нас уже ждали Лена и ее муж Андрей. Мы поздоровались, обменялись парой фраз и определились о предстоящем маршруте. Девчонки пошли вперед, а мы с Андрюхой немного отстали, каждый говорил о своем и не хотел быть услышанным. Андрей начал о чем-то рассказывать, а я, почти не слушая, только изредка поддакивал. Мысли мои были заняты совсем другим. Я обдумывал свое собственное состояние. Мне казалось, что я сделал что-то плохое, и я не понимал, что! Я стыдился своего возбуждения, которое уже брало верх над чувством ревности. В голове начали вертеться разные фантазии, но тут Андрей что-то спросил и я вернулся в реальный мир. Я, с неловкостью переспросил, ответил и только сейчас заметил, что мы почти дошли до местного полулегального рынка. Знаете, такие есть почти в каждом крупном городе. На этой "толкучке" можно купить практически все и сравнительно недорого. Обычно мы покупаем шмотки в других местах, но сегодня командуют девки, а они это место любили.

Мы договорились, где встретимся, если случайно разбредемся, и стали продвигаться к палаткам. Тот, кто бывал на таких рынках, знает, что это такое. Тесные ряды, непонятно из чего сделанные столы и навесы и куча народу. Естественно, никаких примерочных. То есть, конечно, есть возможность зайти за прилавок или еще куда-нибудь, но скорее укрывало от толкотни, чем от посторонних взглядов. До сих пор, именно это меня и отталкивало от подобных рынков, но сегодня почему-то мне это нравилось. Во первых, меня возбуждало то, что моей жене снова придется практически прилюдно обнажиться, а во вторых, появилась возможность увидеть как обнажиться Лена.

И вот тот самый момент, которого я боялся и ждал. Мы, стоя ли у прилавка и Наташка попросила какую-то маячку посмотреть поближе. Парень, стоящий за прилавком, на взгляд примерно определил размер, подал нужный и начал расхваливать толи маячку, толи фигуру моей жены, толи все в совокупности. Вещица была неплохого качества, но и цена соответственно не маленькая. Покупать без примерки не хочется, сказала супруга, и я утвердительно кивнул. От предвкушения того, где и как она будет мерить, у меня быстро заколотилось сердце а, в определенном месте зашевелилось. Продавец, поняв, что предстоит примерка, вежливо предложил пройти за прилавок и извинился за неудобства. Наталья прошла, паренек взял какое-то покрывало и им отгородил ее от прохода. По бокам стояли завешанные вещами решетки, создавая собой защиту. Парень отвернул лицо в нашу сторону, Наталья стянула с плеч лямки платья которое, не удержавшись на бедрах, упало к ногам. Она натянула маячку и спросила у продавца зеркало. Тот сказал, что оно на полу, сзади нее и Наталья, подняв зеркало, стала рассматривать себя. Когда она поворачивала зеркало, дабы увидеть себя со всех сторон, то несколько раз поднимала его вверх. В такие моменты ее отражение становилось видным для нас и для стоявших рядом зевак. Это заметила Ленка и сразу же предупредила сестру. Наталья опустила зеркало на пол, подняла до талии платье и вышла из-за импровизированной ширмы. Пока она спрашивала мнение сестры, я оглядел жену снизу в верх. Я обратил внимание на то - как она держала платье. Она не надевала лямки и не могла видеть, что слишком высоком подняла платье. Благодаря этому всеобщему взору самый низ трусиков. Они по-прежнему разделяли промежность моей супруги пополам. Народ, заметивший представление в зеркале, не зря ожидал продолжения. Среди них был и Ленкин муж и это сильно задело меня. Видели бы вы его глаза. Он надолго засмотрелся и я, не выдержав, как бы шуткой, очень тихо, сделал ему замечание. Мы стояли чуть в дальше Лены, и она нас не слышала. Андрей извинился, тоже как бы шутя, сказав, что мы практически родные и отвел меня еще дальше. Пока они увлеклись, сказал он, давай по пивку. Я согласился, и он подозвал парнишку продававшего холодные напитки. Среди предложенного пива, действительно холодным было только крепкое. Я не люблю такое, но это лучше чем теплое. От сильной жажды мы выпили не отрываясь по бутылочке и сразу купили еще. Теперь можно было пить наслаждаясь, мы закурили и стали разговаривать. Андрей сразу задал тему. Он был постарше меня и в разговоре не стеснялся. Он вернулся к моему замечанию, сказав, что я зря переживаю. Я узнал, что его самого очень заводят моменты, когда его жена по какой - либо причине обнажается перед посторонними. Более того, Андрей специально способствует этому. Он посоветовал мне попробовать прислушаться внимательнее к своим ощущениям в такие моменты. Я не стал с ним соглашаться, но и не отверг его откровения. Однако он попросил вспомнить, что я чувствовал в то время, когда Наташка обнажила передок и, когда было видно ее отражение. Естественно, после его откровений и после пережитого в маршрутке, я согласился с ним. Он явно был рад моему согласию.

След. страница -2-