Рука под одеялом у одноклассника

Мне тогда было 13 лет. В то время мне ещё нравились девочки и мой член ещё вставал когда с пацанами мы тайком смотрели порнографические карты, которые в то время были большой редкостью. В ту пору я уже начал проводить свои первые эксперименты с мастурбацией. Проделывал я это по несколько раз в день и с превеликим удовольствием.

Наступило лето и мои родители отправили меня отдыхать в пионерский лагерь. Я попал в один отряд со своим одноклассником, Пашкой. Однажды в туалете я бросил взгляд на его член и был ошеломлён его размером. Его Пичугин явно отличался от довольно маленьких "перчиков" всех его сверстников. Он был таким свеженьким, пухленьким. Его окаймляла поросль кучерявых лобковых волосков. Меня охватила зависть. Мне так хотелось, чтобы и у меня был такой же член. Мы часто ходили с ним вместе в туалет и в душ. Вдруг я стал замечать, что член мой стал подниматься каждый раз, когда я думал о том, что находится у моего дружка внизу. Я мастурбировал свой член, представляя, что я дрочу его пичужку.

Наши кровати были сдвинуты вместе. Однажды ночью я просунул руку к нему под одеяло и запустил её к нему в трусы. Поглаживая его член, я наслаждался тем, как он ведёт себя в моей руке. Он был подобен большому толстому червяку, который извивался в моей руке. Повинуясь моим поглаживаниям Пашкин член стал совершенно твёрдым. Ощущение чужого члена в руке намного отличалось от ощущения собственного члена. Моё дыхание стало тяжёлым, а мой собственный член давно уже стоял по стойке смирно. Держась за его сокровище, я быстро довёл себя до оргазма, испачкав свои трусы в сперму. После того, как я переоделся, я спокойно заснул.

В то время я ещё не знал, что существует гомосексуальная любовь. Мне не хотелось его целовать, трахать и тому подобное. Я просто ощущал огромный кайф, когда его член постепенно возбуждался в моей руке. Потом я стал лазить к нему под одеяло практически каждую ночь. Пашка об этом до сих пор ничего не знает. Он также не знает, что я голубой, и, что таким меня сделал именно он.

Вот так, собственно, я и стал гомосексуалистом, о чём ничуть не жалею.