Сага о Галях

Первая Галя9 класс. 16 лет. Мозги переполнены сексуальным наваждением. Каждый женский силуэт волнует и чарует. Готовность трахаться -30 часов в сутки! А опыта-только рукоблудие:

Снимаю семиклассницу Галю после кино. Бродим в метре друг от друга, пока не стемнеет: лето в разгаре. В наступающих полусумерках постепенно направляю подругу к скошенному пшеничному полю с рядами неубранных после комбайна копен соломы. Замысел ясен и Гале, но она мужественно следует по заданному мной пути. В глубине поля долго с надрывом целуемся, боясь рассоединиться губами: и я и она знаем, что назревает, желаем этого и : боимся этого. Но гормоны и любопытство сильнее нас.

Провожу ладонью по почти сформировавшимся девичьих грудях. Галя вздрагивает, но не протестует. Значит соглашается.

Бросаю пиджак на край копны, выравниваю солому и увлекаю подружку за собой. Она падает на меня и замирает. Восставший уже давно член, почти одеревеневший от боли и напряжения через брюки упирается ей в живот. Испытываем обоюдную неловкость и интерес. Я перемещаю Галю рядом с собою, рукой, почти незаметно, перевожу член параллельно животу и начинаю исследование юного напряженного тела соседки. Ладони плавно поднырнули под кофточку и, сдвинув чашечки для солидности надетого бюстгальтера, охватили нежные бугорки с торчащими сосочками. Выражение мнимого недовольства Гали быстро исчезает, по мере интенсивности работы пальцев. Соски твердеют и прикосновение к ним вызывает у подружки тихий стон, что звучит как признание в любви и согласие претерпеть иные плотские муки. Интуитивно перевожу одну руку на бедро, затем под бедро и прикасаюсь к разгоряченной девичьей письке. Вспомнив наставления мамы, Галя энергично возмущается и перемещает руку назад на бедро. Но я -то помню прикосновение к ее сокровенным губкам в завитках шелковистых волос! И она не прервала поход руки, хотя не могла не знать коварства замысла! Постепенно приподнимаю кофточку и обнажаю одну грудь, сосок которой сразу же охватываю горящими губами. Возмущенно-удовлетворенный взвизг Гали тает в прослушивании ею нового ощущения своего тела. Балдею возле раскрытых девичьих "персиков", то целуя их, то нежно покусывая соски. Галя не может удержать рекламно-неподвижное положение тела и начинает непроизвольно извиваться, плотно прижимаясь промежностью к моей ноге. Вроде нечаянно опускаю руку на ее напряженную попку и теснее прижимаю к себе, подвигаю одуревший член к ее лобку. Расстегиваю штаны и сдвинув резинку трусов освобождаю "невольника", который сразу ж, поднырнув под задравшуюся юбчонку, уперся прямо в губки влагалища! Только тонкая прочная ткань ее трусиков разделяет нас. Боясь продолжения, Галя крепко сжала мои руки, одновременно крепко прижимаясь к члену. Положение патовое: Ебаться хочется невыносимо, а что делать дальше-не соображаю. От отчаяния начинаю елозить членом, пытаясь просунуть разбухшую головку под резинку трусов, ниже губок желанной плоти. Хочется завыть от бессилия и, рванув руки, резко отстраняю препятствие ткани. Член резко раздвигает влажные губы влагалища и упирается в непонятную преграду. Гортанный вскрик девушки и член вваливается в нее до основания! Оба замираем в новом для нас ощущении новизны верховенства инстинкта продолжения рода.А по простому, с широко раскрытыми от удивления глазами я ощущаю влажное обволакивающее тепло ее тесного подрагивающего влагалища и господство моего члена в нем. Все внимание сконцентрировано на головке, где предельный клапан с трудом держит лавину спермы. Боюсь шевельнуться, чтобы семя не плеснулось через край.

У Гали прошла первичная боль дефлорации и она с таким же любопытством прислушивается к себе, ощущая заполненность чужой плотью и желая и боясь продолжения.

Мое возбуждение постепенно улеглось и двинув несколько раз членом с удовольствием познаю первые азы секса: наслаждение в движении! С очередным погружением члена- губки, скользя по стволу, натягивают кожу и головка члена становится сверх-чувствительной, отзывается на каждую клетку влагалища девушки. Возбуждение нарастает стремительно и неудержимо и нет силы и желания противиться неизбежному.

Вогнав до упора член, ввинчиваюсь в тело Гали и судорога страсти парализует тело. Первый сброс спермы- как гром, затем второй, третий и до полного освобождения всех запасов семени. Я обмякаю, но Галя в панике! Нарушены основные инструкции техники безопасности! Охая и причитая, освободившись от моего обмякшего тела, девушка побежала за копну для ей одной ведомой цели.

Тишина. Поют кузнечики. Далеко тарахтит комбайн и изредка брякнет пустое ведро в ближайших домах.

Вопреки опасениям Галя не "залетела", но наши отношения вдруг охладели, мы стали сторониться друг-друга, стараясь не встречаться даже взглядами. Нас разметало время. Она быстро вышла замуж и стала степенной четырехлетней сельской Матреной.

Однако всегда, проходя мимо памятного поля, Галя на минуту останавливается и ее взгляд замирает в одной точке. Точке отсчета потерянных и приобретенных возможностей:..

Галины уроки

Вечером мама обыденно сообщила, что "сельсовет" определил к нам на постой учителя. Утром созерцаю "дылду" под два метра, тощего, сутулого, с мощными линзами на глазах. У него все лишнее-руки, ноги, нос, карманы. Только очки на месте.

-Ярема:., Ярема Матвеевич,-представляется мне. С мамой его уже познакомили сельсоветовские.

Удивленно-скептически рассматриваю постояльца и нутром чувствую интересную жизнь с этим Яремной.

Интуиция не подвела. Ярема преподавал физику и математику и превосходно знал свои предметы. Но совершенно не знал жизни, любил поспать и был наивен, как ребенок. Мы, многоопытные сельские пацаны, снисходительно прощали ему незнание житейских азов и особо не портили "верзиле" кровь. Мирное сожительство с Яремной продолжалось с полгода.

Однажды постоялец приехал из района в каком-то балдежном состоянии и с порога объявил о предстоящей женитьбе. Немедленно!

Примчавшийся по тревоге из далекой Галичины родитель Яремы безнадежно упрашивал сына отсрочить знаменное событие. Стеклянные глаза отпрыска выражали безразмерную любовь к неведомой Галинке и стремление узаконить внезапное духовное родство душ.

На почти-свадьбе впервые попробовал морских крабов, прикарпатской крепчайшей самогонки и винегрет из опят. Эта дребедень еле уживалась в желудке, и, если бы не выпендроны новоявленной невесты-жены Яремы, умотал бы спать. Но Галинка стоила желудочных мучений.

Фифе было лет 15-30! Миленькая, миниатюрненькая, глазки скромненькие, стеснительно потупленные. Груди топорщатся, как у моих одноклассниц. А посмотрит, мурашки по коже: То ли раздевает, то ли размазывает блекло-блядским взглядом тоненьким слоем по собственной совести. Удивительное создание!

Оказалось, Галя-официантка в районном кафе "Чайка"! Умеет красиво принести жратву Яреме в постель, красиво унести пустую посуду. Красиво пудрить красивый носик, красить пухлые капризные губки.И больше: ничего!

Первую брачную ночь Ярема проспал в счастливом любовно-пьяном отрубе и мнимая девственность жены-невесты осталась при ней. Я терпеливо торчал у тонкой смежной стены с жестяной кружкой-усилителем и кроме свистящего храпа супруга, да вздохов его дрожащей половины ничего интересного не запеленговал. Второй день прошел у похмельных хлопотах и проводах гостей. Ярема надрался уже к обеду и его много умудренный опытом папаня оросил отпрыска скупой мужской слезой при расставании и горестным вздохом от вида счастливой снохи.

С трудом укладываем с Галей Ярему на скрипящее супружеское ложе. Нескладная фигура молодожена ломается в самых неожиданных местах и с трудом разместилась в кровати.

Устало пыхтим и идем на кухню. Бардак офигенный! Галя даже не собирается притрагиваться к грязной посуде. С недопитой бутылки наполняет два стакана густого десертного вина и сочно поцеловав меня в губы, медленно высасывает жидкость.

Немигающие, холодно-вязкие, засасывающие глаза внимательно изучают мою угловатую фигуру. Краснею и залпом вливаю в горло свою порцию вина. Жар прошел по груди и странная волна затронула пах.

-Когда мама возвращается с работы?,- с деланным равнодушием осведомляется Галя.

Рассказываю ей о режиме мамы, которая работает на ферме, уходит к буренкам в 4-5 часов утра, дневная дойка, затем вечерняя до 11 вечера. Режим хозяйки ей понравился. Новобрачная налила еще вина и мы пошли инспектировать мою комнату, проходную перед их спальней. Присев на топчан, Галя задумчиво осмотрела меня, отхлебнула вина и поставив стакан на пол, потянула мотню моих штанов к себе. От неожиданности я уперся и вино плеснуло на штаны.

-Ну вот, теперь тебе придется штаны полоскать,- хохотнула Галя и расстегнув брючной ремень ловко прошлась пальчиками по пуговицам ширинки. Освобожденные портки шмякнулись на пол. Широкие семейные трусы топорщились в ее направлении восставшим членом. С тихим смехом две руки опускают последнюю преграду на дрожащие в истоме колени. Оголенная пунцовая залупа нахально нацелилась Гале в нос. Она с интересом рассмотрела мой вздыбленный прибор и: вдруг лизнула головку. По яйцам, как током ударило и я едва не грохнулся на пол.

0Галя веселится от души, задыхаясь от смеха Выйдя из штанов, стою истуканом. Мочи нет, как хочется засадить хохотушке, но пугает опасная близость Яремы. Наконец Галя сжалилась надо мной и притянув к себе поцеловала мои соски. Дрожу от возбуждения, словно осина. Головка члена упирается в полуприкрытые грудки девушки и готова затопить их спермой. Видимо почувствовав мое предельное состояние, Галя ложится на топчан и согнув ноги в коленях широко разводит их, открыв моему взору рыжие кудряшки объекта устремлений моего члена. Я молниеносно взбираюсь между ног и слепоты каюсь ей в лобок. Галя, хрипло смеясь, поправила член рукой и залупа стремительно провалилась в жаркую мокрую пропасть. Без интервала спешно начинаю шуровать в пизде, словно в лихорадке. Храпящий за приоткрытой дверью Ярема побуждает меня торопиться. Состояние Гали не контролирую, все внимание на конце готового к извержению члена. Пару быстрых глубоких ныряний и член, предельно напрягшись, запульсировал, стремительно наполняя влагалище спермой. Ввинчиваюсь в Галю до основания, пульсация члена передается на стенки влагалища, оно вдруг резко сжимается. Партнерша, издав протяжный стон, задрожала и натянулась, как струна. Впервые женщина кончила подо мной!

След. страница -2-